Бакинская мемориальная скульптура: памятник «Азербайджанскому Паганини»  

Информационно-аналитическая онлайн газета Yenicag.Ru — Новая Эпоха продолжает знакомить своих читателей с авторским проектом Рустама Гасымова под названием «Бакинская городская скульптура», в рамках которого мы также представляем нашим читателям мемориальные памятники, установленные на Аллее почетного захоронения в Баку. 

За виртуозную игру и высший профессионализм британская пресса окрестила его «азербайджанским Паганини», а президент Ирана отказался от торжественного концерта, выразив желание послушать только Мастера кяманчи, великого классического исполнителя, золотыми буквами вписавшего свое имя в историю музыкального искусства

Ариф Бабаев, Народный артист, исполнитель мугама: «Габиль Алиев уже при жизни воспет поэтами, запечатлен художниками, изваян скульпторами и, самое главное, почитаем и любим народом. Потому что свое искусство вознес до небес! Он прожил славную жизнь и не устает поражать слушателей, щедро одаривая их плодами своего великолепного и могучего искусства. Универсальность музыкального таланта позволила ему вдохнуть новую жизнь в вековые традиции, возродить для истории забытые мугамы, мелодии и ритмы. Мастер прославился не только как виртуозный исполнитель, но и как автор прекрасных песен. Это блестящий импровизатор, сочетающий в своем лице композитора и исполнителя, вдохновенного творца и мудрого драматурга мугамного искусства».

Об истории создания памятника великого музыканта рассказывает его автор – Натик Алиев, выпускник отделения архитектурно-декоративной пластики ЛВХПУ им. В.И. Мухиной, Народный художник Азербайджана, педагог с 35-летним стажем работы, профессор, член Союза художников СССР (1986 г.), почетный член РАХ, председатель художественного совета Академии художеств Азербайджана, кавалер ордена «Шохрат» и «Золотого почетного ордена» (Орден почетного рыцаря 1-ой степени Австрийской Республики за заслуги в области искусства).

По словам скульптора, для него стало большой честью сделать мемориальную скульптуру всемирно известного исполнителя на кяманче, Народного артиста Азербайджана, кавалера орденов «Истиглал» и «Шохрат» Габиля Алиева, посвятившего свою жизнь музыкальному искусству и популяризации кяманчи, этого удивительного по своему звучанию музыкального инструмента.

«Несмотря на то, что при жизни мы не были лично знакомы с Габилем муаллимом, мне очень нравится его творчество, виртуозная игра и сама манера исполнения, доставляющая огромное удовольствие. Он был гениальным музыкантом, который избрал свой путь, выработал свой стиль и никогда никому не подрожал. Его игра отличалась своеобразными переходами, штрихами, элементами, благодаря которым можно было понять, что исполняет именно Габиль Алиев. Мы привыкли, что кяманча входит в состав мугамного трио вместе с гавалом и таром, но в случае с Габилем муаллимом кяманча становилась самостоятельным инструментом, которая захватывала целый зал слушателей. Габиль Алиев обладал такой способностью и сумел раскрыть весь потенциал этого удивительного инструмента, способного солировать. Это оригинальное и ни с чем несравнимое звучание. И когда ко мне обратились родственники Габиля муаллима с предложением создать скульптуру гениального и всеми любимого кяманчиста, я сразу согласился. Это было почетно и ответственно одновременно, ведь он гордость азербайджанского народа, вошедший в историю нашего искусства!», — вспоминает Натик муаллим.

По мнению автора, установка памятника на Аллее почетного захоронения не менее ответственна, чем скульптура, установленная в городе. «Я считаю Аллею почетного захоронения музеем под открытым небом, который посещают как горожане, так и гости азербайджанской столицы. Это и политики, и общественные деятели, и люди искусства, и ценители скульптуры. В парке можно увидеть людей на протяжении всего года и это замечательно. Принимая во внимание тот факт, что количество скульптур на Аллее почетного захоронения увеличивается из года в год, установка памятника в этом месте является своего рода здоровой конкуренцией между скульптурами. Ведь каждый хочет сделать работу, которая бы выделялась на фоне остальных, а для этого нужно хорошо постараться, ведь там много хороших и добротных памятников. Каждая работа наглядно свидетельствует о возможностях ее автора», — говорит Натик муаллим.

Разрабатывая образ музыканта, Натик муаллим решил, что необходимо сделать фигуру, но показать Алиева не в процессе игры, а в момент, когда он настраивается на исполнение. «Я подготовил несколько эскизов, но ни один из них не изображал Габиля Алиева во время игры, так как это выглядело бы банально и стандартно. Задумкой было показать музыканта, готовящегося к выступлению, когда он собирается с мыслями, обдумывает, какие произведения исполнит и какие импровизации представит искушенной публике. Как мы знаем, Габиль муаллим очень любил импровизировать, причем делал это без подготовки и спонтанно, поэтому каждое его исполнение отличалось от предыдущего. Он никогда не играл однотипно, а всегда вносил новые элементы и старался экспериментировать, что приводило публику в восторг. Поэтому Габиль муаллим уделял большое внимание своему настрою перед выходом на сцену, обдумывал, что и как он будет играть. Поэтому мне захотелось показать его именно в это мгновение, миг одухотворенности и воодушевления. Это процесс небольшого волнения, даже переживания — он поднял руку вверх, держа смычок, сделал глубокий вдох, и …. Это ни день, и ни ночь, ни статика, ни динамика, это секунды затишья перед сильным дождем, когда на небе собираются тучи, готовые освободить огромные массы воды, вот-вот грянет гром и начнется ливень. Это переходный интригующий момент, как, например, дискобол, собирающийся сделать шаг и метнуть диск, скопивший в себе эту энергию. Этот миг и есть жизнь.… Поэтому в скульптуре я хотел показать именно такое состояние музыканта, предвкушающего выступление…», — рассказывает Натик Алиев.

Размер скульптуры составил полторы натуры. Естественно, автор уделил внимание визуальному сходству, работая с фотографиями, предоставленными родственниками кяманчиста, стараясь показать состояние, о котором мы говорили выше. «Когда дошла очередь до кяманчи, я обратился за помощью к семье Габиля муаллима, которые предоставили мне один из инструментов Мастера, ведь у него было несколько кяманчей, разного размера, но мы выбрали классику. Мне даже показали небольшую металлическую авторскую конструкцию, которую использовал Габиль муаллим для того, чтобы штырь инструмента не травмировал его колено. Главное – это не была рабочая кяманча, на которой играл Алиев. Инструмент сохранил его энергетику, память о своем владельце. Я это почувствовал, взяв кяманчу в руки. Ведь даже скульптура, словно зеркало отражает энергетику своего автора, положительную или отрицательную, смотря какие чувства он испытывал во время создания памятника. А если работа не вызывает никаких чувств, значит, автор ничего не вложил в нее, и она получилась бездушной. Кяманча помогла мне правильно рассчитать параметры, ведь инструмент обладает своими пропорциями и пластикой.

Не менее важной деталью данной композиции стала драпировка, к созданию которой автор подошёл максимально творчески и продумал все до мелочей. «Драпировку, свисающую со стула, на котором сидит музыкант, нужно было сделать пластической, тем самым закрыть ненужное пространство и некоторые ненужные элементы, способные отвлечь внимание зрителя, созерцающего памятник. Помимо этого, главное требование к драпировке – она должна была быть убедительной и предстать в выгодном свете со всех сторон и с любого ракурса, тем самым дополнив целостную композицию», — вспоминает Алиев.

Те счастливчики, кому удалось получить на память автограф Габиля Алиева, знают, что у кяманчиста была оригинальная подпись, начало которой имело сильное визуальное сходство с кяманчой. Подпись стала своего рода печатью и визитной карточкой Габиля Алиева, поэтому автор не мог пренебречь этим важным моментом и не отобразить его в скульптурной композиции. «Родственники Габиля муаллима сообщили мне, что у автора была особенная подпись, похожая на кяманчу. Поэтому было решено сделать подпись Мастера на его могильном камне. Скульптура установлена у ног Мастера кяманчи и спиной к входу в Аллею почетного захоронения, но подпись расположена так, что ее можно прочитать, лишь обойдя фасадную часть памятника. Я также предложил установить мемориальный камень, размещённый у входа, где коротко и лаконично была представлена информация о Габиле Алиеве. Считаю, что это очень важный момент, так как проходит время, сменяются поколения, на Аллее почетного захоронения часто появляются иностранные гости. Поэтому подобная информация будет очень полезной, позволяющей узнать, кому установлен тот или иной памятник. Считаю, что такие информационные камни необходимо установить возле каждой мемориальной скульптуры», — отмечает автор.

Помимо этого, рядом с памятником установлена скамья, инициатором которой была семья Габиля муаллима. Она является местом отдыха пожилых посетителей, создавая некую уютную располагающую ауру. Дело в том, что родственники и близкие друзья, посещающие могилу Мастера, порой хотят посидеть рядом, провести больше времени на месте захоронения своего родного человека, подумать о чем-то, поностальгировать. В такие моменты зачастую людей посещают какие-то воспоминания, всплывают теплые жизненные истории, связанные с этим человеком. Поэтому многие садятся на скамейку и погружаются в раздумья, вспоминая Габиля Алиева…

Торжественная церемония открытия памятника Габилю Алиеву состоялась 27 мая 2016-го года на Аллее почетного захоронения в городе Баку, которую посетили деятели культуры и искусств, общественные деятели, члены семьи и родственники Габиля Алиева.

Председатель комитета Милли Меджлиса (парламента) Азербайджана по вопросам культуры Рафаэль Гусейнов поделился своими воспоминаниями о Габиле Алиеве. «Музыкант более 60-ти лет занимался творчеством, популяризацией азербайджанской музыки и повышением эстетического вкуса азербайджанского народа. Благодаря его выступлениям и регулярным гастролям по миру об азербайджанской музыке, нашей богатой культуре узнали в самых далеких уголках света. Попытки наших соседей присвоить себе кяманчу не увенчались успехом, потому что Габиль Алиев благодаря силе воли, патриотизму и самоотверженности практически в одиночку провел огромную работу и показал пример, как нужно отстаивать свою культуру и бороться с плагиатом. Он, можно сказать, спас азербайджанскую кяманчу, не позволив армянам, пытавшимся ввести общественность в заблуждение, ее присвоить. Габиль Алиев единственный кяманчист, при упоминании имени которого мы сразу вспоминаем кяманчу, так как его имя у всех моментально ассоциируется с этим музыкальным инструментом», — сказал Гусейнов.

Депутат также отметил, что помимо виртуозной игры, Габиль Алиев писал замечательные песни, более 15-ти из которых с удовольствием исполняются всемирно известными музыкантами.

Затем сын кяманчиста Реван Габильоглу и внук Габиль сняли с памятника покрывало и все собравшиеся смогли, наконец, увидеть эту скульптуру, созданную Натиком Алиевым.

Народный поэт Азербайджана Нариман Гасанзаде высоко оценил тот факт, что в состав скульптурной композиции автор включил кяманчу, так как Габиля Алиева невозможно представить без инструмента, а кяманчу без него. После этого Нариман муаллим прочел несколько своих стихотворений, которые он написал, вдохновившись игрой Габиля Алиева.

Габиль Алиев родился 28 мая 1927 года в селе Учговдаг Агдашского района Азербайджана. С семи лет начал заниматься с известным преподавателем мугама Ахмедом Агдамским. В годы Великой Отечественной войны после ухода на фронт старшего брата он фактически стал кормильцем семьи, совмещая учебу в музтехучилище с исполнением на кяманче в Агдашском драматическом театре.

В 1952 году он поступил в Бакинскую музыкальную школу имени Асафа Зейналлы, в 1962 году состоялось первое выступление Габиля Алиева на Азербайджанском Гостелерадио. Первые зарубежные гастроли Г. Алиева прошли в Великобритании, где он аккомпанировал Рашиду Бейбутову и Тамаре Синявской. Эти выступления вызвали ошеломительный эффект, а британская пресса со слов мэра Глазго Гарриссона окрестила Габиля Алиева «Азербайджанским Паганини».

В последующие годы он гастролировал в Тунисе, Швейцарии, Голландии, Сирии, США, Турции, Германии, Индии, Франции, Иране, Пакистане, Японии, Греции, Италии, где исполнял на кяманче мугам и народные азербайджанские песни. В США, Франции, Японии, Греции и Италии были выпущены авторские альбомы Габиля Алиева.

Пять музыкальных образцов мугама в исполнении корифеев азербайджанского мугамного исполнительства — Бахрама Мансурова, Ахсана Дадашева, Габиля Алиева, Хан Шушинского вошли в коллекцию пластинок «Антологии традиционной музыки мира», подготовленную по заказу ЮНЕСКО Международным институтом сравнительных исследований в Берлине в 1979 году.

В творческой биографии Габиля Алиева был ещё один необычный концерт для одного лишь человека. Им был Президент Ирана — Рафсанджани. Когда он приехал в Баку, для него хотели организовать торжественный концерт, но он выразил желание послушать только Габиля Алиева.

Мастер игры на кяманче скончался 8 сентября 2015-го года на 89-ом году жизни.

Именем Габиля Алиева названа музыкальная школа в городе Агдаш, Азербайджан.

В 2008 году Фонд Гейдара Алиева выпустил музыкальный альбом, приуроченный к 80-летию народного артиста Азербайджанской Республики, искусного мастера, виртуозного исполнителя кяманчи Габиля Алиева.

Альбом содержит книгу, изданную на азербайджанском и английском языках, 4 компакт-диска, в которые вошли народные и композиторские песни, отрывки из мугамов и собственные музыкальные сочинения в исполнении мастера. В книге множество фотографий, отражающие различные этапы жизни и деятельности мастера. Автор текстов в издании — Мустафа Чеменли, переводчик — Бейляр Гаджиев.

Светлая память!

Рустам Гасымов

www.yenicag.ru

935
NOVOYE-VREMYA.COM