Авигдор Либерман: «Нагорный Карабах — территория Азербайджана»

В Нагорном Карабахе третий день подряд продолжаются ожесточенные столкновения между Арменией и Азербайджаном. В результате боевых действий есть погибшие среди военнослужащих и гражданского населения с обеих сторон. В Баку ответственность возлагают на Армению, в Ереване — на Азербайджан.

Генсек ООН Антониу Гутерриш провел переговоры с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьером Армении Николом Пашиняном, призвав их к прекращению огня. 29 сентября Совбез ООН проведет экстренное заседание по ситуации в зоне конфликта (оно пройдет в закрытом режиме). Тем временем Турция заявила, что окажет Азербайджану любую необходимую поддержку, как бы далеко ни зашел конфликт.

В Иерусалиме официально придерживаются нейтралитета в азербайджано-армянском конфликте. Однако бывший глава МИД и экс-министр обороны Израиля, лидер партии НДИ Авигдор Либерман считает, что «с точки зрения международного права, исторических фактов и, что особенно важно, интересов Государства Израиль правда на стороне Азербайджана». В состоявшейся 29 сентября беседе с корреспондентом «Вестей» политик объяснил, почему он так считает.

— Израильские политики обычно крайне осторожны в оценках по поводу конфликтов за пределами страны. Однако на сей раз вы достаточно однозначно высказываетесь в пользу одной из сторон. Чем вызвана такая позиция?

— Я понимаю, что у каждой из противоборствующих сторон есть собственное видение этого давнего конфликта, его причин и движущих сил. Историческая перспектива показывает, что еще до создания Советского Союза практически все время Нагорный Карабах был в составе Азербайджана.

В современной истории этот конфликт вошел в активную фазу в 1988 году, когда на волне перестройки и гласности армянское население Нагорного Карабаха, входившего на правах автономной области в состав Азербайджанской ССР, в открытую потребовало присоединения к Армении. Апогея это достигло в 1994 году, когда началась так называемая карабахская война — полномасштабный вооруженный конфликт, унесший почти 30.000 жизней. После этого конфликт обрел стадию хронического.

Для разрешения конфликта в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) была создана так называемая «минская группа», сопредседателями которой выступили США, Франция и Россия. На фоне современных угроз человечеству (миграционный кризис, пандемия коронавируса, ядерный Иран и пр.) нагорно-карабахская проблема, казалось, ушла на второй план — на задворки мировой политики, но она никуда не делась. Ожидания позитивных сдвигов, которые связывали с избранием Никола Пашиняна на должность премьер-министра Армении (а он первый премьер, не связанный с кланами в Нагорном Карабахе), не оправдались. Прогресса не только не последовало, но, напротив, Пашинян занял самую жесткую позицию, заявив, что Нагорный Карабах — это Армения. И точка.

— Однако в Ереване заявляют, что большинство жителей Нагорного Карабаха — армяне, и они хотят находиться в составе своей родины. Разве не логично?

— При этом умалчивается, что армяне захватили семь районов, которые не имеют никакого отношения к Нагорному Карабаху. Вполне понятно, что в подобном замороженном состоянии конфликт долго существовать не может, и рано или поздно будут происходить эскалации. Что и произошло. С точки зрения международного права Нагорный Карабах является территорией Азербайджана. Именно поэтому ни одна страна, входящая в ООН (включая и саму Армению), не признает суверенитета Нагорного Карабаха.

— А с точки зрения Израиля?

— С точки зрения Израиля — Государства Израиль — ситуация выглядит следующей. Во-впервых, Азербайджан — одна из самых толерантных стран в отношении евреев. Хорошее отношение к евреям на территории Азербайджана не менялось на протяжении столетий. Даже в разгар оголтелой советской юдофобии здесь не ощущалось ни антисемитизма, ни предвзятого отношения к евреям.

Во-вторых, после создания независимого азербайджанского государства отношения с Израилем были на самом высоком уровне. Азербайджан доказал себя как серьезный, надежный партнер, который ни разу не нарушил свои обязательства по двусторонним отношениям и очень сдержанно вел себя на международной арене.

Поэтому с точки зрения исторических фактов, международного права и интересов Израиля наша позиция предельно ясна. И она очень последовательно реализовывалась все это время — вне зависимости от того, кто находился во главе израильского правительства, кто был министром иностранных дел. Таким образом тема Азербайджана, отношение к Азербайджану находится в консенсусе израильского политического истеблишмента. Мы поддерживаем территориальную целостность Азербайджана, полагая, что без реставрации этой территориальной целостности об урегулировании в регионе не может идти речи.

— В израильских СМИ высказывается обеспокоенность по поводу вовлеченности в конфликт Турции и Эрдогана на стороне Азербайджана. Как на это следует смотреть из Израиля?

— Азербайджан исторически находится на стыке трех, пусть уже бывших, империй — персидской, оттоманской и российской. Это очень запутанный клубок. И сейчас весь этот исторический треугольник снова пришел в движение. Достаточно ясно, что Турция безусловно поддерживает Азербайджан, а Иран — Армению. И в данном случае турецко-иранские разногласия проявляются в новом качестве, — думаю, в Израиле по этому поводу не станут высказывать большой печали. Скорее всего Турция, Иран и Россия будут тщательно выверять свои шаги в этом конфликте.

— Совет безопасности ООН сегодня, 29 сентября, планирует специальное заседание по ситуации в Нагорном Карабахе. Есть основания ожидать каких-то серьезных решений?

— Прежде всего это будет закрытое заседание Совбеза. Сам факт назначения такого заседания в очередной раз убеждает, что замороженных конфликтов не бывает. Была в России такая пословица: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Нет необходимости постоянно выжидать, чтобы гром грянул. Любой замороженный конфликт в какой-то момент взрывается. Это одновременно правильно и в отношении Нагорного Карабаха, и в отношении нашего конфликта с ХАМАСом и Хизбаллой. Всему должно быть решение. В противном случае хронический конфликт переходит в замороженный, а замороженный — в боевые действия.
Я бы не стал ожидать каких-то подвижек после заседания Совбеза ООН. Полагаю, что тут и выдумывать ничего нового не надо. Есть «минский формат», в рамках которого было выработано немало хороших предложений. Видимо, сопредседателям группы — США, Франция, Россия — нужно занять более активную роль и транслировать более четкую позицию.

— И тем не менее в Иерусалиме хранят молчание по этому поводу…

— Понятно, что Израиль не хочет вмешиваться. Тем не менее, повторю, наши отношения с Азербайджаном являются широкими, глубокими, стратегическими, тогда как с Арменией они на минимальном уровне. Мы рассматриваем Азербайджан как пример современной мусульманской шиитской страны, с которой у нас очень близкие отношения. Поэтому, повторяю, мы всецело поддерживаем позицию территориальной целостности Азербайджана. И со всех точек зрения — исторической, международной и национальных интересов — это является официальной позицией Израиля.

Беседовал: Макс Лурье, Вести Израиля

www.yenicag.ru

1344
NOVOYE-VREMYA.COM
www.newsroom.kz