Асем Токаева: «Радио Свобода губят засланные казачки и покрывающие их топ-менеджеры»

В адрес различных редакций американского медиа-холдинга Радио Свободная Европа/Радио Свобода (РСЕ/РС) все чаще звучат претензии в распространении пропаганды авторитарных правительств постсоветских стран. Такие заявления звучат не только от сторонних наблюдателей, но и от журналистов, когда-то там работавших. Особенно заметна на этом фоне Асем Токаева, бывший редактор и журналист Казахской редакции Радио Свобода — Азаттык. В 2018 году ее приглашали в Европарламент, Парламентскую Ассамблею Совета Европы, Бундестаг, где на встречах с европейскими политиками правозащитники обсуждали тему о том, как предотвратить использование авторитарными режимами международных СМИ для продвижения своей повестки. В 2019 году Асем Токаева участвовала на заседании Агентства США по глобальным медиа в Вашингтоне, где поднимала все эти вопросы, в том числе коррупцию, непотизм и притеснение простых журналистов на Радио Свобода.

ИАП Yenicag.Ru — Новая Эпоха представляет вниманию своих читателей эксклюзивное интервью Асем Токаевой:

— Асем, вы покинули медиа-холдинг два года назад, и тогда стали известны широкой читательской аудитории грязные процессы, которые шли на Радио Свобода. А скандал в Московском бюро, увольнение сотрудника Уральского бюро Свободы Нины Давлетзяновой с обвинением в сексуальных домогательствах переполнило чащу терпения многих журналистов, которые не могли оставаться равнодушным к травле своих коллег, переваривать такое обращение с профессиональными журналистами. Правдивость вашего анализа о процессах на Свободе, который вы делали два года назад, подтверждается сегодня. Что вы можете добавить к старой теме, что изменилось в структурах и информационной политике Радио Свобода или изменилось ли вообще?

— Прошло уже больше двух с половиной лет, как я ушла из Азаттыка, Казахской редакции Радио Свобода. В общей сложности я проработала там почти 14 лет, начиная фрилансером в Астане и заканчивая редактором в Пражском офисе. Иногда слышу в свой адрес нелепые обвинения в том, что я критикую руководство Свободы, потому что якобы мщу за свое увольнение. В связи с этим я бы хотела подчеркнуть, что об этих проблемах я говорила с менеджерами открыто задолго до своего увольнения и с 2012 года призывала их решить этот кризис. Я осознавала последствия и как могла отражала гонения в отношении меня. Также осознанно я отказалась от отступных, которые мне полагались при увольнении якобы по сокращению штатов, но давали их только в обмен на молчание и отказ от каких-либо претензий к начальству.

Зато теперь я вижу, какой эффект произвели мои разоблачения. Большой скачок с нулевой фазы до высокой точки накала произошел в действиях гражданского общества Казахстана. В стиле и методах топ-менеджмента Радио Свободная Европа/Радио Свобода я не вижу перемен, и в общем-то и не жду. В центральном Пражском офисе как делали вид, что ничего не слышат и не видят, так и по сей день притворяются глухими и слепыми. В очень редких проявлениях публичной реакции на критику отвечают в старом советском стиле, что идут, мол, «нападки» с целью «разрушить репутацию». Вместо того, чтобы честно ответить по конкретным фактам предательства интересов журналистики, фактам непотизма и грубейших нарушений в контенте, пытаются дискредитировать сам источник критики. Знаем такое, проходили в советское время.

Между тем, структура Международного вещания США, куда входят и казахский Азаттык, и азербайджанский Азадлыг, и вся корпорация РСЕ/РС, занимают самые низкие места в рейтингах по оценке моральной обстановки в государственных ведомствах США. Этот кризис длится годами, и неслучайно новый глава Агентства США по глобальным медиа Майкл Пэк недавно снял президента РСЕ/РС Джейми Флая. В один день он уволил почти всех президентов радиокорпораций, подчиняющихся этому ведомству.

Так что я и другие честные журналисты критикуем тот кризис, который никак не могут остановить из Вашингтона. Во всей системе царят хаос, круговая порука в топ-менеджменте, возведение потемкинских деревень вместо реальной работы. В такой мутной воде комфортно нечистым на руку менеджерам, которые выгнали профессионалов и на их места набрали сомнительных людей по принципу личной преданности. Может и небескорыстно. До меня и после меня из этой медиакорпорации уходило много профессионалов, потому что им было душно. Там еще работают замечательные журналисты, но, как я могу себе представить, им тяжело из-за нездоровой обстановки. У журналистов, работающих в Пражском офисе Радио Свобода нет профсоюза. В случае трудового конфликта у них нет права судиться ни в Чехии, ни в США. Так состряпаны их трудовые контракты, у корпорации существует какой-то сомнительный юридический иммунитет в Чехии, как у расположенных в Европе американских военных гарнизонов прямо. Нечестные на руки менеджеры пользуются этим – на Радио Свобода для них создана вольготная атмосфера.

Меня увольняли вице-президент Радио Свобода Ненад Пейич и региональный директор по Центральной Азии Аббас Джавади. Они давили на журналистов, устраивали подстрекательства, плели интриги. Преследуя свои меркантильные интересы, Пейич и Джавади превратили Свободу в ретранслятор пропаганды авторитарных режимов региона. В итоге Таджикская редакция во главе с Соджидой Джафаровой, к примеру, громко была уличена в потворстве авторитарному правительству Эмомали Рахмона. В Казахской редакции происходило и происходит тоже самое, против чего я и возражала. Вспыхнул большой скандал, появились разоблачения в ведущей американской прессе, и в 2019 году Джавади и Пейича тихо отправили на пенсию вместо того, чтобы открыть против них уголовное расследование. Однако с их увольнением ситуация на Свободе не улучшилась, потому что их ученики и последователи остались, особенно среди менеджеров и директоров центральноазиатских редакций. В них до сих пор процветают такие позорные явления, как непотизм, протекционизм, политическая ангажированность, о чем свидетельствуют открытые заявления представителей общественности.

Гражданские активисты в Казахстане и за рубежом сейчас активно мониторят контент Азаттыка и они много раз заявляли, что Казахская редакция Свободы во главе с Торокулом Дооровым освещает события в стране как филиал назарбаевской прессы. Такая же критика звучит в адрес Кыргызской редакции и ее директора Венеры Джуматаевой. Продемократически настроенная общественность в регионе нуждается в независимой информации, поэтому вполне справедливо требует реформа в редакциях Свободы, чтобы они соответствовали своей миссии продвигать демократические ценности, а не распространяли вместо этого пропаганду авторитарных режимов.

— Во время обсуждений в Сети, где мы оба участвовали, вы говорили о закостеневшей внутренней бюрократии в медиакорпорации и том, как эти люди, осевшие в различных национальных редакциях, поддерживают друг друга как члены одной мафиозной пирамиды, продолжают «пускать в расход» сотрудников, которые осмеливаются выступать против несправедливости, коррупции, закулисных игр, царивших в редакциях корпорации. В чем причина такой тенденции? Головной офис, наблюдательный совет, совет редакторов или директоров, которые должны стимулировать хорошую и эффективную работу медиа-холдинга, не могут справиться со своей работой или проблема все-таки в руководителях национальных редакций и региональных бюро по всему миру?

— Существует многоступенчатый уровень управления этой системой, но верхи никак не могут навести порядок в низах. Американская бюрократия слаба, действует медленно, иногда случаются авралы. Радио Свобода входит в систему Международного вещания США, именуемое Агентством США по глобальным медиа. Формально подчиняется Конгрессу, но на деле царит хаос. Майкл Пэк обещает навести порядок в СМИ, входящих в это Агентство. Он начал с увольнений руководителей радиокорпораций, о кризисах которых пишут и говорят годами. Со Свободы, как я уже сказала, был уволен президент Джейми Флай, который и год не успел там проработать. Он оказался таким же свадебным генералом, как и предыдущие два президента корпорации.

Но от смены президентов ситуация на Радио для рядовых журналистов не меняется, потому что репрессивная авторитарная система в корпорации сохраняется, действует принцип круговой поруки. Реальная власть сосредоточена у аппарата, в который входят средний уровень менеджмента, в том числе вице-президенты, региональные директоры. Весь этот аппарат практически все тот же и он саботирует любые реформы на Свободе. Майкл Пэк должен добраться до нижних слоёв бюрократии, в том числе директоров национальных редакций. Эти аппаратчики прячут кризис под ковер, мешают любой проверке. Именно они и душат творческую атмосферу. Эту прослойку начальников на Радио, так называемый корпус красных директоров, объективно никто не проверяет. Поэтому они ведут себя как рабовладельцы, а рядовые журналисты – как рабы, потому что молчат. Они связаны многочисленными корпоративными правилами, а также социальными бенефитами в виде оплаты за частную школу детей, жилье, медстраховки и прочее.

Штат сотрудников негласно делится на неприкасаемых и тех, кого можно уволить на основании ложного доноса или сфабрикованного обвинения. Именно эта раздробленность и держит всю систему международного вещания США на низких уровнях оценки рабочей обстановки и морального духа, по сравнению с другими подобными организациями. Коррупция в международных организациях, увы, имеет место, хотя об этом принято не говорить. Помните, в ООН были разоблачены факты коррупции с участием сына генерального секретаря ООН Кофи Аннана? На Радио «Немецкая волна» работал некто Виталий Волков, который недавно был осужден в Бельгии за шпионаж против критиков режима Нурсултана Назарбаева. А ведь его участие в политической борьбе в Казахстане на стороне одного из кланов было видно за версту. Такое же явление есть и в Казахской редакции Радио Свобода, на Радио Азаттык. Те топ-менеджеры, которые прозевали проникновение кротов, теперь вынуждены замалчивать это позорное явление. Рука руку моет.

Если реформы Майкла Пэка не дойдут до Азаттыка, то, как мне известно благодаря моим наблюдениям и опыту в этой корпорации, это будет означать, что новые менеджеры приспособились под старых аппаратчиков, пошли на сделку со своей совестью.

— Вы писали о резком повороте или изменении контента сайтов Свободы, в том числе о некоем тайном сговоре между руководителями радио и высокопоставленными чиновниками Казахстана, и говорили, что начиная с 2012 года об этом просили руководство все это проверить. Что ответили вам? По-вашему, что это было, на это зажгли «зеленый свет» из верхушки корпорации или властям удалось подкупить руководителей местных редакций? В общем, это может быть результатом тайной сделки между властями Казахстана и Белым Домом по каким-то вопросам? Если это так, то обвинять мелких руководителей региональных бюро «Свободы» тоже бессмысленно. Вам так не кажется?

— Я никогда не говорила о тайной сделке между казахстанскими властями и Белым домом. Я, как бывший редактор и свидетель тех событий, могу утверждать о перевороте в редакционной политике Азаттыка с попустительства топ-менеджеров корпорации, многие из которых и до сих пор закрывают глаза на это проникновение кротов. Все началось с внедрения в начале 2010 года в Азаттык правительственного чиновника из Казахстана Галыма Бокаша. До этого он занимал руководящие позиции на государственных телеканалах «Хабар», «Казахстан»; также Бокаш был заместителем мэра города Алматы, в 2009-2010 годах служил советником посла Казахстана в Иране. Везде был политическим назначенцем, везде за ним тянется шлейф скандалов с непотизмом и сектантством. Стоящий за ним клан, рвущийся к высшей власти в Казахстане, передвигает его и его группировку, с места на место. На Радио Азаттык Галым Бокаш был внедрен как раз тогда, когда после создания в 2008 году его мультимедийных сайтов на казахском и русском языках, Азаттык стал популярным и читаемым, потому что освещал то, о чем местные СМИ молчали.

Галыму Бокашу удалось выполнить свою грязную миссию — за короткий срок он произвел переворот в редакционной и кадровой политике, после чего Азаттык свернул с пути своей демократической миссии в тоталитарные дебри, начал пропагандировать антизападные и антилиберальные идеи. Галым Бокаш лично курировал в Азаттыке такие сомнительные проекты, как WiFi-25 с пропагандой расизма и сексизма, а также совместный с провластным казахстанским НПО Wikibilim проект по формированию казахского содержания Wikipedia, где отмывался имидж властей Казахстана после расстрела демонстрации нефтяников в городе Жанаозене в декабре 2011 года. Все провальные проекты Галыма Бокаша спускались ему с рук, несмотря на огромный репутационный ущерб для всей медиакорпорации Свобода. Менеджеры, а это уже бывший директор Азаттыка Едиге Магауин и уже бывший куратор редакции Аббас Джавади, создали Бокашу беспрецедентные привилегия и условия: ему разрешили не ходить на работу в офис, добились для него ускоренной выдачи Green Card, а затем гражданства США. Сотрудников, которые критиковали Бокаша за ухудшение контента и атмосферы в Азаттыке, очень быстро уволили.

Наряду с этим мы видели, как обогащались менеджеры. Тогдашний директор Азаттыка Едиге Магауин, который нанял Галыма Бокаша, приобрел несколько объектов дорогой недвижимости в Европе и США. Эти факты должны быть расследованы, и на это тоже обращали внимания бывшие сотрудники Азаттыка, с которыми расправились за их призывы решить этот кризис. После увольнения Магауина протекцию Бокашу продолжал оказывать уже действующий директор Азаттыка Торокул Дооров. Почему? И этот вопрос топ-менеджеры и юрист корпорации спрятали под ковер.

В 2019 году Галыма Бокаша наконец уволили из Азаттыка на фоне критических заявлений общественности и моих разоблачений. Но большинство сотрудников редакции — его люди, бывшие коллеги из гостелеканалов, друзья и даже люди из его трайба, вот такой средневековый позор. Почти весь редакторский состав Азаттыка продолжает его грязное дело, диктует провластную цензуру, подгоняет редакционную политику Азаттыка под информационную повестку Нур-Султана.

— После публикации интервью с Ниной Давлетзяновой на нашем портале Yenicag.Ru — Новая Эпоха я получил множество писем и откликов как от журналистов, так и от простых пользователей Сети. Одним из них представился, как бывший сотрудник Свободы, ныне поддерживающий тесные контакты с корпорацией, и выразил свою обеспокоенность по этому поводу. Он обещал довести до нужных людей в американских мозговых центрах, которые имеют влияние на решение управленцев Радио Свобода, альтернативную информацию (точку зрения самой Давлетзяновой), и утверждал, что такие скандалы, которые за последние несколько лет разразились в различных редакциях Свободы — это чистой воды провокация, спланированная старой конторой (КГБ, ныне спецслужбы стран бывшего СССР) и осуществленная руками внедренных в утроб американской медиакорпорации агентов. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Корпорация Радио Свобода уязвима перед технологиями по подкупу менеджеров и проникновению кротов, которые нагло и годами эксплуатируют круговую поруку и безответственность в руководстве. История Свободы знает много случаев инфильтрации правительственных кротов или агентов спецслужб для того, чтобы захватить контроль над контентом этого некогда влиятельного СМИ. Они описаны в некоторых книгах, изданных в том числе в США.

Я расскажу о том, что мне самой известно из открытых источников. В случае с Таджикской редакцией – Радио Озоди – все тот же региональный директор по Центральной Азии Аббас Джавади и директор Таджикской редакции Соджида Джафарова открыто согласовывали решения редакции с чиновниками в таджикских посольствах в Берлине и Москве, а также представителем Государственного комитета национальной безопасности. В докладной записке Госдепартамента США по поводу Озоди даже называется имя этого офицера ГКНБ, говорилось в опубликованном расследовании сайта Евразиянет.

Было установлено, что Джавади пролоббировал контракт с радиостанцией «Имруз», которая принадлежит холдингу «Ориёно-медиа» внутри бизнес-империи, контролируемой Асадуллозодой, шурином президента Таджикистана. Она выиграла тендер на почти 47 тысяч долларов в год от Свободы. Другая радиостанция-конкурент предложила выполнить всю работу за 25 000 долларов, но предпочтение отдавалось «Имруз». Другой вышеупомянутый топ-менеджер, уже бывший вице-президент и главный редактор Свободы, Ненад Пейич, ныне замечен в финансовых махинациях со зданием офиса Свободы в Праге, огромные денежные средства на содержание офиса уводились в сторону по какой-то схеме, в результате поставщикам услуг недоплачивали или сильно задолжали по счетам. Об этом утверждают свидетельства, данные в ходе судебного слушания в Вашингтоне, который еще не завершился. Это был огромный скандал, о нем писали в прессе. Но Ненад Пейич все еще продолжал работать четыре года после этого скандала.

Джавади и Пейича должны привлечь к ответственности. Но такие случаи толком не расследуются, виновные остаются безнаказанными. Вместо того, чтобы честно их расследовать, лицемерная система международного вещания США тихо отправила провинившихся менеджеров на пенсию. Те журналисты, которые были уволены этими коррумпированными менеджерами, до сих пор не восстановлены. Здесь ФБР должно обратить на эту ситуацию, ведь речь идет об интересах граждан США, нецелевом использовании ресурсов и средств налогоплательщиков.

— Вы привели множество доказательств и указали на конкретные статьи, репортажи и интервью Азаттыка, которые не соответствовали миссии Радио Свобода независимо освещать события, но по строгому приказу руководства эти материалы были опубликованы на сайтах корпорации. Эти материалы и сейчас находятся в открытом доступе. Ведь русскую и казахскую версии Азаттыка читают и в головном офисе корпорации, где, наверное, анализом всех публикуемых материалов занимается конкретный отдел, как такие очевидные промахи могут ускользнуть от внимания руководства?

— Система круговой поруки на Свободе так выстроена, что вышестоящее руководство выгораживает директора сервиса, какие бы нарушения он не совершал. Даже если он склонил подчиненную к постельным отношениям в обмен на перевод в штатные сотрудники с золотым контрактом в Пражском офисе, как это произошло ранее в Туркменской редакции. Весь аппарат, начиная от юриста до регионального куратора, будет выгораживать этого директора. Ведь в противном случае его непосредственному начальству придется признаваться в бездействии и соучастии.

В случае с Казахской редакцией я наблюдаю эту ситуацию с 2012 года, когда в угоду ее менеджерам руководство Радио устроило первую показательную кадровую чистку. В результате те, кто поднимал проблемы в редакции, уволены якобы по сокращению штатов, а лояльные директору люди, в том числе его родственники и друзья, оставались. Вторая чистка произошла в 2017 году, в результате которой я потеряла работу, потому что я заступилась за уволенных коллег и продолжала обращаться к руководству с просьбой разобраться во всем. Отдел кадров и главный юрист корпорации Бен Херман, которые участвовали в этих чистках и манипулировали корпоративными правилами, не заинтересованы в расследовании. Они будут только мешать любой проверке сверху.

Таким образом непотизм, протекционизм и предательство миссии по продвижению демократических ценностей на Радио пустило корни глубоко. Эту проблему в Казахской редакции не решили, а теперь от нее страдает Кыргызская редакция, тоже носящая брендовое имя Азаттык. Однако у меня есть надежда на гражданское общество, оно может добиться перемен. Казахская редакция Свободы нуждается в антикризисном менеджменте. Необходимо начать с независимого анализа контента двух вебсайтов Азаттыка за последние годы, чтобы полнее оценить степень соблюдения принципов свободы выражения мнений, журналистской этики и миссии Свободы.

— Телеканал «Настоящее Время — Азия» продолжает свое вещание. Иногда смотрю программы этого канала по спутнику и ваши слова относительно «позиционирующего» себя независимым каналом подтверждаются. Раньше, при СССР, в эфире «Свободы» выступали исключительно самые ярые критики советской системы. А тут, после вашего увольнения, и увольнения ряда сотрудников, которые не смогли переварить умалчивание реальных проблем граждан и общества со стороны руководства региональных бюро, мы наблюдаем совершенно иную тенденцию, другую картину — реальных оппозиционеров и ярых критиков постсоветских диктатур не пускают в эфир и отказываются опубликовать их статьи, репортажи и интервью с ними. Неужели все-таки, как я отметил выше, элиты «договорились» между собой, а все происходящее — просто спектакль? Все это опять наводит на мысль, что «добро» на это дали сверху.

— Иногда мне присылают ссылку, чтобы обратить мое внимание на ту или иную грязную публикацию сайта Азаттыка, а также программы Настоящее время – Азия. Судя по критике в соцсетях, в Азаттыке по-прежнему замалчиваются многие темы, нет критического и объективного анализа на события, независимая дискуссия не предлагается, деятельность оппозиции освещается в духе официальной прессы, зато критика в адрес казахстанских властей смягчена. Например, недавно активисты критиковали Азаттык за то, что выставляют действующего формального президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева как самостоятельную политическую фигуру, опуская контекст о том, что Назарбаев все еще находится у власти и, по сути, он контролирует ключевые политические решения.

Действующий директор Торокул Дооров, когда ездит в Казахстан, каждый раз ищет встречи с чиновниками, провластными и околовластными деятелями. Пообщавшись с ними, он нам ставил в укор, что Азаттык в Казахстане воспринимают как оппозиционное СМИ. Что было неправдой, Азаттык давно уже воспринимают как филиал назарбаевской телекомпании «Хабар». Он часто принимал абсурдные редакторские решения, отклонял ту или иную тему в рамках миссии Свободы. Например, доклады и отчеты в институтах Европейского союза от представителей казахстанской оппозиции игнорировались. Зато информационная поддержка оказывается псевдооппозиционерам, политикам, которых «назначили» в оппозицию, чтобы они подыгрывали в каких-то нужных властям кампаниях.

Доходило и до того, что Дооров заставлял выпускать хвалебные статьи в адрес Нурсултана Назарбаева, смягчать критику в отношении него, членов его семьи, а его оппонентов надо было дискредитировать. Как это было с оппозиционным политиком Мухтаром Аблязовым. Если при каком-то событии упоминается Аблязов, то оно отклонялось как «проопозиционное» или даже «реклама оппозиции». Сейчас у Азаттыка нет веса, нет авторитета, и на фоне общественной критики оппозиционные политики публично заявляют о своем недоверии Азаттыку и отказывают его журналистам в интервью.

Сейчас я пришла к выводу, что, видимо, не так и трудно было идеологам из Казахстана подчинить Азаттык. Возможно, и почва для редакционного переворота была благодатная. Еще в 1976 году Владимир Буковский, ознакомившись с проектом программного политического регламента на Радио Свобода, в критическом письме директору Свободы Фрэнсису Рональдсу писал, что информация руководством радио Свобода рассматривается как «сильнодействующее лекарство, которое иным народам, к нему привычным, можно давать порциями побольше, а другим, живущим восточнее довоенных границ Советского Союза, — в гомеопатических дозах, так как они еще не способны принять «западную мысль и культурные ценности». Ведь так, по сути, и было в Казахской редакции Радио Свободы, директор которой, Торокул Дооров, прислал редакторам инструкцию, запрещающую в статьях называть Нурсултана Назарбаева авторитарным, в то время как в центральном Ньюсруме для англоязычной аудитории это преподносилось как факт, не требующий экспертного подтверждения.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

823