Амур Гаджиев: «Россия может помочь Турции стать космической державой»

Недавно турецкие журналисты побывали в Центре подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина в Москве. Специалисты центра отметили повышенный интерес турецких студентов к космонавтике. Даже космонавт Сергей Ревин, который встретил журналистов в Центре, отметил, что они могут готовить космонавтов для Турции если этого захочет Анкара и выразил готовность полететь в космос с турецким космонавтом. Впервые в истории турецкой республики именно с помощью России строится первая турецкая АЭС.

О дальнейшем развитии отношений Турции и России рассказал в своем интервью Yenicag.Ru известный российский тюрколог, научный сотрудник Института Востоковедения Российской Академии Наук, специалист по Турции Амур Гаджиев.

— Насколько вероятно сотрудничество двух стран в космической сфере и по-вашему, Россия поможет Турции стать космической державой?

Амур Гаджиев

— Прежде всего, следует отметить, что стать космической державой далеко не просто. Для этого нужны соответствующие ресурсы и твердая политическая воля. Предположим, что Турция настроена решительно, обладает достаточным научным, технологическим, ресурсным потенциалом, и для достижения цели посчитает целесообразным сотрудничать на этом пути с Россией. Вряд ли Москва будет возражать такому ходу событий. Тем более что опыт взаимодействия двух стран по стратегически важным направлениям и конкретным проектам уже имеется, и он весьма значительный и многопрофильный – от текстильной и стекольной индустрии до сталелитейной и энергетической промышленности, продолжается работа по созданию турецкой системы ПВО на базе российских ЗРС С-400 и т.д.

— Вообще можно ожидать выход Анкары из НАТО?

— Что касается возможного выхода Турции из НАТО, то, во-первых, надо отметить, что в настоящее время далеко не все шаги Альянса устраивают Анкару. Турция сегодня – это самостоятельный, суверенный субъект региональной политики, с интересами которого на Ближнем Востоке, Балканах, Восточном Средиземноморье и Черном море следует считаться. По крайней мере, так Турцию воспринимает Россия, в отличие от западных стран, которые всячески пытаются использовать Турцию, ее ресурсы и геостратегическое положение для достижения собственных амбиций, зачастую в ущерб турецким интересам, в том числе, в сфере национальной безопасности. Это мы наблюдали и в Сирии, и в Ираке, и в эгейской акватории, и по вопросу кипрского урегулирования. С другой стороны, не все страны Североатлантического Альянса в восторге от трансформирующейся Турции с растущим влиянием в региональных делах. Таким образом, растет обоюдное недовольство. Во что это может вылиться в перспективе – покажет время. Однако, какими бы ни были перспективы Турции в рамках НАТО, формат ее участия в таких структурах как ШОС, ЕАЭС, БРИКС – на мой взгляд, во многом зависит от нее самой.

— На данный момент насколько вероятно присоединение Турции к ШОС, ЕАЭС, БРИКС и т.д?

— В настоящее время в рамках Шанхайской организации сотрудничества Турция уже имеет статус партнера по диалогу, что позволяет ей принимать участие в министерских совещаниях, рабочих группах и других мероприятиях ШОС. Если Турция примет решение стать наблюдателем ШОС, то и этот вопрос, на мой взгляд, вполне может быть обсужден в ходе одного из саммитов Организации.

Вопрос участия Турции в ЕАЭС, с одной стороны, во многом связан с характером и перспективами отношений Турции с ЕС, с другой – с позицией по этому вопросу стран-членов ЕАЭС, среди которых и Армения. Как известно, в настоящее время Турция является кандидатом на вступление в Евросоюз, а также имеет ряд обязательств в рамках соглашения о Таможенном союзе с ЕС. Безусловно, данное соглашение в его нынешнем виде Турцию не устраивает, поскольку имеет однобокий характер: Анкара должна открыть свои рынки для третьих стран, которые заключат с ЕС соглашение о свободной торговле, однако турецкие товары, в условиях отсутствия у Турции членства в ЕС, при вхождении на рынки третьих стран облагаются пошлинами. Такое положение дел в условиях отсутствия у многих стран ЕС стремления и мотивации исправить ситуацию в пользу Турции вынуждает Анкару искать альтернативы. В этом плане путь к соглашению о зоне свободной торговли с ЕАЭС выглядит вполне себе привлекательным направлением. Но нужно согласие всех стран-участниц ЕАЭС, а это непросто и открывает путь к новому переговорному процессу и, возможно, потребует с турецкой стороны определенных уступок, в том числе, по чувствительным вопросам. Готова ли к этому Турция – посмотрим.

Что касается перспектив участия Турции в БРИКС, то нужно, наверное, начать с того, что структура эта открытая, и отношения между участниками в ней абсолютно равноправные, в отличие, например, от G-7, которая после исключения России превратилась в некий закрытый клуб стран во главе с так называемым «государством-гегемоном», претендующим на исключительность. Поэтому с формальной точки зрения, на мой взгляд, ничто не мешает БРИКСу стать БРИКСТом (последняя буква «Т» — Турция). Другое дело – нужно ли это Турции, и потянет ли она? Ведь в БРИКС входят крупные страны не только с быстро развивающейся экономикой, но и с большим количеством важных для мировой экономики ресурсов. Готова ли Турция к участию в мощном экономическом блоке, в который со временем может превратиться БРИКС, составляя конкуренцию «большой семерке», если в настоящее время львиная доля турецкой внешней торговли приходится на западные страны? Думаю, что ответы на эти вопросы во многом предопределят дальнейшее взаимодействие Турции с БРИКС, как со структурой.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

688
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM