Александр Мазурчак: «Карабах — это война между двумя народами при содействии России»

Соединенные Штаты Америки готовы сотрудничать с правительством Украины по недопущению вмешательства РФ в украинские выборы, заверил советник президента США по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, пребывая с официальным визитом в Киеве. Такую же готовность выразили страны ЕС. В свою очередь, президент Украины Петр Порошенко поручил Совету национальной безопасности и обороны Украины провести заседание, посвященное противодействию вмешательству в украинские выборы.

Каким образом Россия может противодействовать честным и открытым выборам в Украине и как власти должны пресекать такие попытки Yenicag.Ru рассказал Александр Мазурчак, украинский государственный деятель, лидер политической партии «Наш край».

— Президент Украины Петр Порошенко призвал СНБО срочно собраться для недопущения вмешательства РФ в украинские выборы. Украина также заручилась в этом вопросе и странами Европейского союза, и США. Ведь вмешательство во внутренние дела других стран – это повсеместная практика Кремля. Каким образом Россия может «ставить палки» в колеса во время избирательного процесса?

— Самое простое – это давать деньги «фейковым» кандидатам, чтобы они имели возможность выливать грязь на реальных кандидатов.

— Вы сейчас говорите о президентских, или парламентских выборах?

— Не имеет значения. Речь идет о том, что им важно делать «вброс» негативной информации, которая бы не соответствовала действительности. Для этого выделяются определенные финансовые ресурсы, нанимаются тысячи ботов в социальных сетях. И даже когда всем будет понятно, что такая информация не достоверная, все равно она свое дело сделает. Потому что на каком то-этапе человек, который хотел идти голосовать, начинает сомневаться в правильности своего решения. Очень важно уменьшить явку избирателей и, создавая информационный шум, у избирателя складывается впечатление, что голосовать не за кого, поэтому, мол, зачем вообще идти на выборы? И так с легкостью можно продвигать нужного кандидата, за которого голоса избирателям проплаченные. Конечно, еще очень распространена практика подкупа комиссий. Особенно это присуще сельской местности, особенно там, где нет в достаточном количестве международных наблюдателей и, соответственно, легче фальсифицировать выборы. По крайней мере, в нашей истории это было неоднократно.

— В Украине в последнее время участились покушения на волонтеров, активистов, общественных деятелей, журналистов. Это ведь попытка дестабилизировать внутреннюю ситуацию, запугать народ?

— Внутренняя дестабилизация всегда будет работать против действующего президента. Поэтому создать такую нервозную обстановку в стране для России очень выгодно. Самое обидное, что для этого используются и патриотические силы. Они могут получать финансирование под видом борьбы с коррупционерами, цыганами, да с кем угодно даже не зная, от кого. А когда в стране нестабильность, людям сразу хочется, чтобы пришла «сильная рука», которая пресечет такой беспредел. Типа, посмотрите на Путина – вот у него порядок в стране, нужно именно такого человека такого человека поддерживать. И делается «вброс», что вот тот или иной кандидат и есть именно такой «сильной рукой»

— В свое время как-то неожиданно из российского плена Путин освободил знаменитую на весь мир Надежду Савченко. Для всех Надежда стала национальной героиней, ей выделили первое место в списке БЮТ в парламенте, наградили звездой Героя. Чем это закончилось? Сейчас она сидит в киевском Лукьяновском СИЗО за подготовку масштабного теракта в центре Киева и государственного переворота. Недавно из российской тюрьмы также выпустили несколько украинских узников. Нет ли подозрений, что, отбывая сроки по вымышленным делам в российских тюрьмах, они поддаются масштабной обработке, вербовке?

— Конечно, они могут воздействовать на людей, которые имеют нестабильную психику, к ним нужно особенно осторожно относиться.

— Как у нас говорят «не зачаровывайся, чтобы не разочаровываться»…

— Да, такой сценарий вполне возможен, хотя по поводу Савченко… я не верю, что она могла бы пойти на это. Это может оказаться частью какого-то определенного плана, проведенного нашими спецслужбами, чтобы выявить круг желающих присоединиться к таким переворотам. Россия всегда была заинтересована в том, чтобы и в Украине, и в других странах не было политической стабильности. Для нее важно сеять такой раздор между людьми, чтобы постоянно складывалось впечатление, что у нас все плохо. И они на это будут бросать любые деньги. Ведь что есть в Украине, и чего нет в России – это свобода слова. Все люди, которые приезжают в Украину, говорят – у вас легко дышится, а в России нечем дышать. Для Путина нет страшнее свободомышления, потому что если эта свободолюбивость переброситься на Россию, то его режиму не выжить. И для этого он должен в корне придушить даже само понимание свободы. Чем сейчас и занимается.

— Какое влияние церкви на политическую ситуацию в Украине. Ведь сейчас Украина стоит за один шаг от объединения православных церквей в одну, поместную. А в УПЦ Московского Патриархата всегда, не прикрываясь, поддерживала действия Путина и, соответственно, агитировала прихожан.

— Все будет зависеть от политиков. Как все помнят, буквально недавно в Киеве праздновали 1030-летие Крещения Руси. По этому поводу в два разных дня прошли крестные шествия – в один день УПЦ Московского патриархата, в другой – УПЦ Киевского патриархата. И здесь тоже уже были применены технологии – во главе колоны УПЦ МП, который подчиняется Москве, шли депутаты из оппозиционного блока, УПЦ КП возглавлял президент Порошенко. И это такой своеобразный сигнал — за кого нужно голосовать верующим. Если Украине дадут Томос до выборов, то вполне возможно, что Кремль может проплатить захват церквей и бойню между прихожанами разных приходов. Это же на руку России – тут как тут российские пропагандистские телеканалы, которые на свою манеру создают информационную картинку, рассказывают всем что, мол, посмотрите, к чему привело ваше объединение церквей.

— Россия всегда заинтересована в дестабилизации в средине каждой страны, особенно это касается стран постсоветского пространства. И сколько таких конфликтов, из которых так или иначе «торчат уши» России — Приднестровье, Абхазия, Карабах. Но если бы Россия не подогревала там сепаратистские движения – то вряд ли у нее что-то получилось… Какое «противоядие» развитию сепаратизма существует?

— В Советском Союзе была мощнейшая система пропаганды. Россия получила ее в наследство, развернула, развела, и укрепляет. К сожалению, такая система работает не только на Россию, но и на сопредельные государства, практически на весь мир. Кремль тратит огромные деньги для поддержания системы одурачивания людей. Для их пропаганды вполне нормальное явление говорить неправду, перекручивать факты, подавать информацию в искаженном виде. Их главный принцип, заложенный еще Юлием Цезарем – разделяй и властвуй. Вот они и натравливает людей друг на друга, разделяют их. Для этого нужны две вещи – деньги и информация. Россия считает, что этого достаточно, чтобы в любой стране навести свой порядок. К сожалению, во многом люди поддаются этой информации, особенно если они не имеют альтернативы. Если правительства их стран совершенно ими не занимаются в информационном плане, если люди постоянно получают информацию только с Москвы, то откуда им знать, где правда, а где ложь? Еще чем можно противостоять – это экономической стабильностью и развитием. Если бы у нас в стране экономика развивалась лучше, чем в России, если бы пенсия в Украине была в два раза больше, чем в России — я вас уверяю, что пенсионеры Крыма никогда бы не проголосовали за то, чобы войти в состав РФ.

Мы поменяли 5 президентов, 16 правительств, а четкой экономической политики в стране нет. Если бы мы показывали, что с каждым годом у нас становиться жить лучше, это было бы очень хорошим аргументом для противодействия России. И это возможно сделать! Украина сейчас как раз находится в таком состоянии, когда она могла бы развернуться, но, к сожалению, мы не все делаем для этого. Посмотрите, за 27 лет мы не даже не смогли принять закон «О защите инвестиций». Кто к нам пойдет? В каждой мелочи мы должны уходить от зависимости от России. Например, возьмем энергетику. Мы же прекрасно понимаем, что не можем обойтись без газа, без бензина, без ядерного топлива. Да, сейчас мы покупаем газ у словаков, чехов, но это же российский газ! Например, прекрасной альтернативой российскому газу мог бы стать Азербайджан со своей нефтью. Но мы не можем наращивать производство, потому что не хватает заводов по его переработке. Азербайджан мог бы поставлять нам намного больше нефти, чем сегодня. А государственной программы нет. Если бы наше правительство, например, предложило Азербайджану: мы даем вам возможность построить свои производственные мощности в Украине, строить здесь свои предприятия, а в ответ освобождаем вас от налогов – тогда бы и азербайджанцы с удовольствием зашли к нам. Возьмем конкретный пример – сеть автозаправок SOKAR. Лично я всегда только там заправляюсь. Качественный бензин, новый стандарт обслуживания, но я проехался недавно по всей Украине – их там единицы. Точно так же стоит вопрос по развитию энергетических мощностей – переработки сжиженного газа. Если мы не имеем с Азербайджаном сухопутной границы для того, чтобы провести газопровод, и напрямую получать нефть, мы можем получать ее морским путем. То есть, варианты существуют, но беда в том, что государство в этом не заинтересованно.

— Если мы сознательно отталкиваем такой экономической политикой инвесторов, значит, это кому-то выгодно?

-Конечно. У нас это направление возглавляет правительство, которое и занимается «крышеванием» поставок. Вы думаете, на схеме «Роттердам+» никто не нагревает руки? Конечно, нагревает. Я думаю, что самая большая проблема нашей страны в том, что олигархи вмешиваются в руководство государства.

— В следующем году в Украине пройдут и парламентские, и президентские выборы. И уже сейчас, когда официально избирательная кампания еще не началась, начинаются спекуляции на теме освобождения территорий – каждый кандидат, каждая политическая сила предлагает свой вариант. А Вы лично какой выход из сложившейся ситуации видите?

— Силовой метод исключен. Это однозначно. Слишком не равные силы. Хоть Порошенко постоянно повторяет, что у нас сейчас одна из самых сильных армий в Европе. И это правда. В Европе, но не в мире. Но у нас есть международная поддержка и самый реальный вариант – это введение миротворцем и освобождение территорий под контролем ООН. Такие переговоры идут сложно, но все-таки верю, что это реальный путь. По Крыму я не вижу, что в ближайшее десятилетие будет ситуация, которая поможет нам освободить полуостров.

— То есть, фактически можно провести аналогии между Крымом и Нагорным Карабахом, где конфликт длится уже около 30 лет?

— Я думаю, как в Карабахе, и как в Приднестровье, конфликт в Крыму будет заморожен на десятилетия. Для Путина Донбасс как чемодан без ручки. А Крым для него – это база стратегического назначения, это владение Черным морем. В Карабахе немного другого рода конфликт. Там проживают разные народы – армяне и азербайджанцы. Это война между двумя народами при содействии России, которая старается всячески подогревать процесс. А у нас и там, и там – украинцы, нет этнических столкновений. Ничем люди в Днепре, Харькове, Киеве, Львове не отличаются от донецких – все мы украинцы. У нас не междунациональная война. У нас нет гражданской войны, как бы это не старалась преподнести Россия. Но в любом случае, и земли Карабаха, и Донбасс, и Крым рано или поздно вернуться домой. Я в этом не сомневаюсь.

Ярина Лазько, специально для Yenicag.Ru — Новая Эпоха из Киева

www.yenicag.ru

845
UTRO.AZ
NOVOYE-VREMYA.COM