Военный эксперт: "Потеря этой базы станет для Асада стратегическим поражением"

Автор: Кавказ Омаров

главный редактор

«Исламское государство» — все еще грозный противник, который может добиваться успеха даже малыми силами, отмечает военный эксперт Игаль Левин.

Повторный захват Пальмиры вооруженными формированиями «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) стал сильным ударом, прежде всего, в моральном плане, по коалиции, в которую входит Россия и которая сражается в Сирии на стороне ее президента Башара Асада.

О причинах этого поражения и о том, как оно может отразиться на дальнейшем ходе сирийской войны, в интервью «Росбалту» рассказал израильский военный аналитик Игаль Левин.

— Как же так вышло, что Пальмира вновь была захвачена исламистами, при том, что в городе находились правительственные войска?

— На начальном этапе своего наступления на этот город силы ИГ сконцентрировали атаки на части войск Башара Асада, занимавших господствующие высоты в районе Пальмиры и трассы М-20. Целью этого было создать угрозу для единственного транспортного коридора Пальмира-Хомс и окраин города. Своими ударами с разных направлений боевики пытались выдавить войска Асада из города по направлению трасы М-20, оставив этот коридор свободным для отступления гарнизона.

Сирийское ополчение, как и регулярные части сирийской армии, брошенные на подмогу, отступили. ИГ показало образцовый пример наступательной блиц-операции в тяжелейших условиях. Все тактические задачи были выполнены с максимальной эффективностью и в сжатые сроки примерно за три дня боев.

По большому счету, нынешняя победа исламистов в Пальмире сложилась из нескольких основных факторов. Первый — человеческий. Пальмиру удерживало ополчение или, как оно там называется, «национальные силы обороны». Ребята эти драться не умели и не хотели. При небольшом натиске они оставляли позиции и отступали. Все самые боеспособные части Асада (такие, как «Силы тигра», например) сейчас в Алеппо. Регулярные войска, брошенные на подмогу, тоже оказались слабы духом и не смогли сдержать натиск ИГ.

Второй — тоже человеческий, но уже со стороны халифатчиков. ИГ сконцентрировало для наступления людей, которые сражаться хотели и умели. Впрочем, про крайне высокую мотивацию боевиков сказано и написано немало. Отмечу, что в наступлении участвовали около трехсот боевиков. Возможно, пятьсот, но не более. Про пять тысяч и десятки танков пишет пропаганда РФ, чтобы хоть как-то замять этот крах и позор. Информация про 300 боевиков — это данные самого ИГ, но я полагаю, что этим цифрам можно верить, так как у отступающего халифата на большее сейчас нет сил.

Наступление, судя по видео, осуществлялось небольшими группами бойцов (до 10-20 человек), при поддержке артиллерии, танков и крупнокалиберных пулеметов, установленных на пикапах. Сыграла на руку ИГ и погода — небо было затянуто тучами, временами был легкий туман, дымка. Это помогло боевикам приблизиться к Пальмире вплотную.

— Что еще помогло исламистам в этой операции?

— Еще один фактор успеха ИГ в Пальмире — качество командования. Судя по тому, как развивались события в течение трех дней, можно сделать вывод, что операцией по захвату города руководили грамотные в военном отношении люди. Это образцовый пример наступательной операции. Началась она с прощупывания обороны. Когда наступающие взяли часть опорных пунктов, попутно захватив технику, оружие и снаряжение, и при этом не встретили сопротивления, было решено развивать успех. Тогда были взяты все ключевые точки. Так как Пальмира находится в низине, окруженной высотами, эти самые высоты и были основными ключевыми точками. После их захвата гарнизон превратился в мишень, как в тире. Удерживать город уже не было смысла.

Но все же самый главный фактор — человеческий. Ополчение Асада, как было сказано, не хотело воевать. Этим можно объяснить, например, то, как за один день они сдали четыре опорных пункта, побросав оружие. Причем, по мере захвата техники, боевики ее сразу бросали в бой. Так что отступление сил Асада только усиливало наступление ИГ.

Есть сведения, что в операции принимали участие боевики ИГ, перенаправленные из Ракки. В целом наступление проводилось на фронте в 200 км. Мобильность и скоординированность действий боевиков позволили им успешно оперировать на такой большой территории против разбросанных опорных пунктов войск Асада.

— Что может последовать за захватом Пальмиры?

— «Исламское государство» не остановилось, а продолжает развивать свой успех. Вслед за захватом Пальмиры уже разворачивается еще одно крупное наступление — на авиабазу Т4. Там базировалась сирийская и российская авиация, в частности, вертолеты. Т4 находится западнее Пальмиры и потеря этой базы станет для Асада стратегическим поражением.

— А как же удары российской авиации, о которых заявляло российское командование? Получается, они особой роли во всей этой истории не сыграли?

— Действительно, российские ВКС задействовали 20 вертолетов и около 6 самолетов. Были нанесены удары и ракетами «Калибр» — произвели два пуска. Но использовать столь мощные ракеты в такой ситуации — это как пытаться разогнать рой ос кувалдой. Повторный захват Пальмиры показал и доказал, что ИГ — грозный противник и в состоянии проводить крупные наступательные операции даже малыми силами в самых непростых для себя условиях. Так что никогда нельзя недооценивать своего врага.

— Как падение Пальмиры повлияет на штурм Алеппо?

— Натиск сил Асада и РФ на Алеппо потеря Пальмиры не ослабит. Этот город обречен на то, чтобы вернуться под контроль сирийского правительства.

Yenicag.Ru

Обсуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adv

Adv