Онур Оймен

Интервью Yenicag.Ru с бывшим заместителем министра иностранных дел Турции, бывшим послом Турции в Германии, бывшим депутатом Народно-республиканской партии Турции Онуром Ойменом.

— Что стоит за разногласиями между Турцией и руководством НАТО из-за базы Инджерлик, включая противоречия между Турцией и Германией, включая вопрос борьбы с терроризмом?

— Турецко-немецкие отношения время от времени сталкиваются с определенными проблемами. Причина этого связана не только с желанием немецких депутатов посетить турецкую авиабазу Инджирлик. Есть более фундаментальные причины. Главная причина заключается в том, что Христианско-демократическая партия Германия в течение длительного времени не принимает Турцию в качестве полноправного члена ЕС. Когда начались переговоры о вступлении Турции в ЕС, в Германии существовала коалиция социал-демократов и партии зеленых. В то время многие страны начали вести переговоры о вступлении в ЕС, имею в виду все страны Восточной и Центральной Европы, но с Турцией это процесс по-прежнему находится на начальной стадии. Переговоры о вступлении Турции с правящей Христианско-демократической партией были начата еще до того, когда данная партия пришла к власти, после чего процесс практически заморозился. Почему? На съездах лидеры Христианско-демократической партии приняли решение, что полное членство для Турции не является необходимым, поэтому стране нужно придать особый статус. 4 марта 1997 в Европе, лидеры Христианско-демократической партии встретились в Брюсселе. После встречи в своем заявлении премьер-министр от данной партии Мартенс Крисчен сказал, ЕС не собирается принимать Турцию в качестве полноправного члена Европейского Союза. Все началось после этого заявления. Другими словами, глядя на последние события, даже не стоит комментировать. Германия ввела эмбарго на поставки оружия в 1993 году в отношении Турции. В чем причина?

Тяжелая военная техника Германии используются в борьбе против террористической организации РПК на юго-востоке. Как можно было наложить эмбарго на поставки оружия, с помощью которого страна борется с терроризмом. В этой связи также стоит отметить, что предоставление Турцией американцам своей авиабазы Инджирлик, очень обеспокоило Германию.

Германию испугало то, что в случае нанесения ракетных ударов по местам укрытия Садама Хусейна, это может втянуть НАТО в войну. Во время обострения сирийского конфликта и после обстрелов приграничных районов Турции с территории соседнего государства, НАТО поставило Турции ракеты «Патриот» для защиты своего воздушного пространства. Позже немцы добились того, чтобы эти ракеты были выведены из Турции. Поэтому проблемы между Турцией и Германией носят многосторонний характер.

Затем возник вопрос мигрантов. Между странами была достигнута договоренность. Как мы знаем, международные договоры вступают в силу одновременно для всех сторон. Но этого не произошло. Турция моментально обязалась выполнять часть договора и с того момента страна стала получать мигрантов из Греции и так далее. Но что Турция получила взамен? Какие бонусы? Никаких! Турции до сих пор отказывают предоставить безвизовый въезд в ЕС. Евросоюз не меняют свою позицию по этому вопросу. В июне прошлого года граждане Турции должны были отправиться в ЕС без визы. Прошел год, но ничего не изменилось, и создается впечатление, что вряд ли осуществимо. Таким образом, напряженность в отношениях между странами не должна рассматриваться в контексте введения безвизового режима, а должна охватывать более широкий спектр важных вопросов.

— Турция во главе с господином президентом недовольно деятельностью НАТО. По словам турецкого руководства во время борьбы с терроризмом им не оказывается должная поддержка. Помимо этого, союзники занимаются вооружением террористических организаций. Какую роль сыграет НАТО в борьбе против ИГИЛ?

— Дело в том, что на протяжении длительного времени Турция хочет, чтобы НАТО более активно боролось с террористическими организациями. Это было во время не только нынешнего, но и всех предыдущих правительств страны. Однако, европейцы не дают шаги в этом направлении. В 1999 году на саммите НАТО в Вашингтоне была принята новая стратегическая концепция НАТО. Турция хотела внести пункт в данную стратегическую концепцию. Это было связано с вопросом сталкивания страны-члена НАТО с террористическими нападениями и атаками. Например, если страна-член НАТО сталкивается с террористической атакой, альянс должен провести внеочередное собрание. Однако, через некоторое время после инцидента 11 сентября НАТО принял решение о принятии пятого пункта. Но этот пункт был применен всего лишь раз во время теракта 9/11. Новая стратегическая концепция была принята в 2010 году, где данный пункт не нашел своего отражения. Другими словами, во время террористической атаки против страны-члена НАТО вступление альянса в полную борьбу с террористами и моментальное введений войск вызывает определенные споры и разногласия. Существуют опасения.

НАТО провел военные операции в Боснии, Косово и Афганистане. Альянс взял на себя волную защиту воздушного пространства Кабула и Баграма. В настоящее время в Сирии имеется коалиция во главе с США и определенные силы хотят, чтобы НАТО поддержал эту коалицию. Но НАТО не будет поддерживать операции данной коалиции, так как она будет осуществлена американцами. НАТО будет предоставлять разведывательную информацию, осуществлять разведывательные полеты и так далее. В этом и заключается суть вопроса. Таким образом, смотря на происходящее, мы не можем сказать, что операции, происходящие в Сирии, проводятся НАТО. Немцы также утверждают, что мы не позволяем их депутатам посетить военную базу Инджирлик, поэтому они отправили своих солдат в столицу Иордании город Оман.

— В ответ на то, что Германия отправила своих солдат из авиабазы Инджирлик в Иорданию Турция ответила следующее: «Это их дело». К чему может привести данный расклад событий?

— Мы не сказал им уходить, они сами приняли такое решение. Ранее на этой базе были немецкие, английские и французские войска, но затем французы отозвали своих солдат. Решение приняли они сами, и мы не имеем права оказывать на них давление. Даже если мы окажем давление, если они захотят, они все равно выведут свои войска, их силой не удержать.

— Не могли бы вы прокомментировать поставку вооружения сирийским курдам, чем занимаются США?

— Это недопустимо, и не укладывается ни в какие рамки. Бывший посол США в Дамаске Роберт Ферд написал статью, где ясно показал функции и задачи YPG и РПК. Ссылаясь на слова Османа Оджалана, в статье отмечается, что YPG была создана РПК в 2013 году. Поэтому это одна большая террористическая сеть с большим числом ответвлений. Поэтому связь между видно невооруженным глазом. Тогда возникает вопрос: почему бы вам не использовать Турцию, как страну-члена НАТО для проведения операции в Ракка? Дело в том, что Турция не хочет создания курдского коридора для курдского воссоединения. Всем известно, что курды планируют создать свое государство.

Турция взяла под свой контроль территории от аль-Баба, и, следовательно, не может установить этот коридор. Но курдские боевики не сдаются. Они будут делать все возможное, чтобы создать для себя этот коридор. Их цель состоит в том, чтобы создать курдское государство на севере Ирака и предоставить курдам, находящимся на севере Сирии, доступа к Средиземному морю в виде безопасного коридора.

— Господин посол, может ли приведенный выше расклад событий закрыть перед Турцией дверь на Ближний Восток?

— Конечно! Если на севере Ирака будет образовано курдское государство и создан коридор для курдов, находящихся на севере Сирии, то Турция лишится географической связи с Ираком и Сирией. Главная цель заключается в следующем: лишить Турцию контактов с арабами. Ведь достичь Сирии и Ирак, минуя курдское государство, будет невозможно. Это, конечно, является тревожным моментом. Турция и до этого была против создания независимого курдского государства, но сегодня некоторые американские агентства готовят отчеты, что Турция якобы и раньше не была против курдского государства и сегодня особо против не выступает. Это делается с тем, чтобы показать, что якобы Турция не будет проявлять чрезмерная реакция в случае установления курдского государства. Хотя Турция неоднократно заявляло свою неизменную позицию по этому вопросу.

— А что касается России?

— Политика Турции в отношении Ирака и Сирии, по сути, отличается от политики России. Наша политика также не совпадает с политикой США, потому что они хотят создать курдское государство в регионе. Что касается Израиля, то он также не против этого. В самом начале, Турция заявила о его красной линии. Турция четко выразила свою позицию по поводу создания курдского государства в Турции, так как это может полностью изменить географию региона. В этом случае будет нарушена территориальная целостность и Ирака и Сирии. Однако, некоторые американские организации сообщают о том, что главная проблема состоит в нефти, газа и отсутствие воды в регионе. В таком случае будет необходимость в создании новой карты. Однако, пересмотр границ в регионе вызывает серьезное беспокойство у Турции, потому что это нарушает стабильность в регионе.

— Что послужило причиной для Турции отказаться от «красных линий»?

— Турции просто не позволили провести операции по полной очистки территории от боевиков РПК, потому, что интересы других стран в этом направлении не совпадают с интересами Турции. Одним словом, никто не говорит Турции «идите и очистите Север Ирака от боевиков РПК». Отмечу, что только воздушными операциями невозможно устранить данную проблему и полностью очистить регион от террористов.

— Сирийский кризис будет решен американо-российским альянсом или будут использованы другие силы? Какую роль в этом вопросе займет Турция?

— Каждая страна имеет свои собственные интересы. Россия впервые расквартировала свои войска в этом регионе. Ранее в Тартусе была небольшая военная база, но теперь она стала стратегическим игроком. Это не второстепенный вопрос, который следует принимать во внимание. Известно, что США и Великобритания хотят иметь голос в регионе. Результат договоренности России и Соединенных Штатов покажет время.

— Какую позицию займет Турция?

— Я думаю, что Турция необходимо в рамках курса своей внешней политики. Наша политика заключается в установлении хороших отношений с отдельными странами региона, и невмешательства в конфликты между ними. Я думаю, что это правильная политика.

— Имеете в виду, что необходимо вернуться к своей изначальной политике страны…

— Да, мы должны вернуться к первоначальной политике. Если сами страны не знают, куда идти и не имеют представления о происходящих процессах, то Турция одна не может придать им направление. Здесь нужны стремления со стороны других региональных стран, кого непосредственно касаются эти процессы.

Yenicag.Az

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 48
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."