О ситуации на Ближнем Востоке, возможной войны Израиля и Ирана, а также и визит Путина в ближневосточные страны рассказал Yenicag.Ru российский эксперт по Ближнему Востоку Игорь Панкратенко.

— Недавно Трамп решил признать Иерусалим столицей Израиля. Как вы оцениваете данное решение, и как на это будет реагировать Иран и Турция?

— Сразу хочу внести поправку. Трамп не признавал Иерусалим столицей Израиля, что совершенно очевидно для тех, кто удосужился прочесть текст его выступления и просмотреть видео этой речи. По большому счету было сказано о том, что США в течение двух-трех лет перенесут свое посольство в западную часть города, которая де-факто давно уже является израильской. При этом право палестинцев на Восточный Иерусалим в выступлении американского президента сомнению не подвергается.

То есть, администрация Трампа в реальности не провозглашала окончательного статуса города как столицы Израиля. И продолжает считать, что конкретные границы частей города являются предметом переговоров между израильтянами и палестинцами. Израиля в Иерусалиме подлежат окончательным переговорам между сторонами. У США нет конкретной карты границ, которую она хотела бы навязать договаривающимся сторонам.

Это то главное, что нужно знать о выступлении Трампа. Все остальное – вольная интерпретация его слов, причем у каждого из «возмущающихся» выступлением американского президента – свои мотивы, сугубо прагматичные и, весьма далекие от какого-то идеализма в отношении «святыни трех религий».

Как это выглядит конкретно – более чем наглядно демонстрируют сегодня Анкара и Тегеран. Я не буду говорить сейчас о ХАМАС и других политических движениях и группировках палестинцев, поскольку это отдельная и сложная тема, но вот позиция иранцев и турок заслуживает комментария.

Главная задача Ирана сегодня – это сохранение в регионе «оси сопротивления Америке и их региональных приспешников», в которую, по мнению Тегерана, могут войти не только шиитские политические организации, но и сунниты. Основной проблемой создания этой «оси» является выработка таких лозунгов, которые объединили бы весьма пестрый конгломерат группировок, у каждой из которых свое видение ситуации, свои политические амбиции и свои идеологические претензии.

В этих условиях «борьба за Иерусалим» становится идеальным лозунгом, способным объединить и сгладить внутренние противоречия различных партий, движений и группировок. Он, этот лозунг, достаточно общий, что позволяет какое-то время избегать противоречий в его толковании. Ну и, кроме того, достаточно «долгоиграющий», что полностью подходит к ситуации, когда важен не конечный результат, а сам процесс.

Что же касается Анкары, то совершенно очевидно, что больше всего ее сейчас беспокоит стремительный рост активности саудитов и намечающаяся «большая сделка» между Израилем и целым рядом арабских государств во главе с Эр-Риядом. Причем, из процесса подготовки этой сделки Турция полностью исключена. Если она состоится – в невыгодной для Анкары конфигурации, а к тому все и идет – то «вес» Турции в региональных раскладах уменьшится, не говоря уже о других негативных последствиях.

Именно поэтому Эрдогану сейчас крайне важно «оседлать» возмущение мусульманской общественности заявлением Трампа и постепенно направить его в сторону саудитов и их местных «клиентов». Что, в общем-то и происходит. Полностью это сделать не удастся, но, в случае успеха, обеспечит Анкаре более выгодные позиции в процессе подготовки «большой сделки», о которой говорилось выше.

— Возможно, ли начало войны между Израилем и Ираном в Сирии?

— Начнем с того, что «необъявленная война» между этими государствами идет уже давно, в том числе – и в Сирии. Вопрос касается того, примет ли она форму открытого столкновения между частями израильской армии и вооруженными силами Ирана. Думаю, что это крайне маловероятно. И Тегеран более чем не заинтересован в подобном развитии событий.

То, что сейчас на территории Сирии происходит между Ираном и Израилем – это «разведка боем», такой своеобразный поиск приемлемых для двух государств границ влияния в Леванте, включающем не только собственно Сирию, но и Ливан. В данном процессе, конечно, всякое может быть, но каких-то масштабных прямых военных действий стороны будут избегать. В конце концов, у них достаточно парамилитаров, которые вполне мотивированы вести конфликт между собой.

— Как вы оцениваете ближневосточные визиты Путина? И к чему они приведут?

— На международном и региональном уровне – ни к чему особенному. Состоявшийся 11 декабря блиц-налет Владимира Путина – Сирия, Египет-Турция – предназначался главным образом для внутренней, российской аудитории. И связан был прежде всего с нуждами президентской избирательной кампании, одним из основных пунктов которой станет блок «Путин-миротворец, лидер, которого слушается весь мир и который способен решать любые международные и региональные проблемы».

Именно этими соображениями, кстати, и было вызвано заявление об очередном, уже втором по счету, выводе российского контингента из Сирии. Причем, как и в прошлый раз, выводе достаточно «мутном», простите за вульгаризм.

Что же касается содержательной части встреч российского президента с ас-Сиси и Эрдоганом – то она была достаточно скудна, продемонстрировала нарастание противоречий в отношениях Москвы с Каиром и Анкарой. Словом, породила массу вопросов. Но это уже тема отдельного разговора.

Беседовал: Ниджат Гаджиев

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 2179
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."