О том, что произошло в Иране, и что может произойти в регионе, если дестабилизировать Иран, рассказал Yenicag.Ru российский политолог, иранист, Игорь Панкратенко.

— События в Иране потрясли весь регион. Что же все-таки произошло в Иране, и как понять эту ситуацию?

— «Горячий январь в Иране», произошедшие там выступления, можно охарактеризовать как массовые протесты населения против ухудшения своего социально-экономического положения. То есть, откровенно говоря – против той внутренней политики, которую реализуют президент Хасан Рухани и его «команда реформаторов и прагматиков».

Игорь Панкратенко

Но, как это обычно и бывает в подобных случаях, поскольку в протестных выступлениях принимали участие самые различные социальные группы, то в лозунгах выступавших наблюдалось большое разнообразие – как говорится, «у кого что болит». Но, повторюсь, в 95 из 100 случаев речь шла только и исключительно именно о требованиях социального и экономического характера: падение доходов населения, коррупция, несовершенная судебная система, перекошенный государственный бюджет, непродуманность реформ и неисполнение властями своих обещаний – вот что вывело людей на улицы.

Разумеется, в ходе протестов звучали и политические требования, звучали лозунги против Исламской республики и ее лидеров. Но, и то очень важно, подобное нигде не носило массового характера, нигде не встретило сколько-нибудь серьезной поддержки населения, и было инициативой одиночек, а не организованными выступлениями оппозиционных или антигосударственных структур.

Да, либеральная оппозиция попыталась в отдельных городах хоть как-то «оседлать» протест, придать ему политический характер – но совершенно в этом не преуспела. Больше скажу – она только к 5 январю, то есть уже к завершению событий, сумела сформулировать сколько-нибудь внятные лозунги, пресловутые «девять требований». Которые, собственно, уже никого и не интересовали.

Аналогичная ситуация – и с «иностранной рукой», то есть – с причастностью американцев, саудитов или израильтян. Все заявления на эту тему носят ритуальный характер, не было там никакого «внешнего фактора». Более того, стихийное возникновение и стремительное развитие протестов было для тех же США, Израиля и Саудовской Аравии откровенной неожиданностью. Они, моет, и рады были бы что-то такое организовать или даже возглавить через своих агентов влияния – но не в этом случае и не в этот раз.

— Может ли Иран скатиться до сирийского уровня?

— Однозначно нет. Одним из главных уроков «горячего января» в Иране является то, что Исламская республика обладает огромным запасом внутренней устойчивости. Более того, при всем критическом к ним отношении населения, институты власти еще пользуются определенным кредитом общественного доверия.

Другое дело, что он стремительно сокращается. По целому ряду причин – от экономических до социальных. Для многих внутри страны становится очевидным, что Исламская республика действительно нуждается в серьезных структурных, а в ряде сфер – и системных реформах.

Кабинет Рухани ничего внятного и устраивающего население за эти годы предложить так ничего и не смог. Станут ли события «горячего января» катализатором полноценных дискуссий о реальных путях преобразования Ирана в соответствии с современными вызовами? Очень хотелось бы на это надеяться. Впрочем, ответ на этот вопрос станет известен достаточно быстро – сейчас готовится специальная сессия Меджлиса по итогам произошедших событий, ее итоги покажут, какие выводы сделали для себя иранские политики и чиновники, а главное – что они планируют делать в дальнейшем.

Кстати, объявлено и о корректировке бюджета страны, вызвавшего гнев населения – планируется выделить больше средств на социальную сферу и на ежемесячные дотации, сумму которых планируется увеличить более чем в два раза, с 79 до 162 долларов США. Но нужно понимать, что это полумера, социально-экономические проблемы в Иране невозможно решить простой раздачей денег.

— Как на ваш взгляд, сможет ли Иран выстоять перед Трампом и его натиском и что стоит ожидать от этого противостояния?

— Знаете, вот события «горячего января» еще раз подтвердили нехитрую истину — чем больше Дональд Трамп призывают иранцев выступать против режима — тем больше они дискредитируют протестующих в глазах подавляющего большинства населения страны. Соответственно – чем больше Вашингтон пытается надавить на Тегеран – тем большее сопротивление он встречает.

Замечу также, что позиция американского президента в отношении выхода США из Венских договоренностей и введения новых санкций против Ирана – не встречают поддержки ни у американского истеблишмента, ни у союзников в Европе. Разумеется, при желании Трамп вполне может их «нагнуть» в данном вопросе, но это политические издержки этого решения перевесят выгоды от него. И уж тем более не приведут к смене власти в Иране.

Впрочем, и сам Трамп это понимает, а потому сейчас в Белом доме занимаются разработкой новой стратегии в отношении Исламской республики. Что ж, поживем – увидим…

Беседовал: Ниджат Гаджиев

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."