Основная проблема для России заключается в том, что многие ее верфи, за исключением тех, которые занимаются строительством подводных лодок, — это настоящая катастрофа. Во многих случаях корабли заказываются просто ради сохранения верфи открытой или ради политического патронажа.

«Российский судостроительный комплекс является наихудшим из всех его оборонных отраслей», — сказал Майкл Кофман, американский военный эксперт, научный сотрудник Кеннановского института при Центре имени Вудро Вильсона, добавив, что «задержки, технические проблемы и безудержная коррупция являются обычным делом.

«Пара верфей оказалась замешанной в коррупционном скандале, владельцы которых украли миллиарды и убежали вместе с этими крупными денежными средствами, что действительно помешало планам судостроения России».

Но, в то время, как контроль качества, его отсутствие и коррупция являются проблемами, единственная, наиболее фундаментальная и легко решаемая проблема с российским флотом может быть сведена к одному слову: это пожар. По причине пожара российский флот потерял больше кораблей, чем флот любой другой страны мира. В июне на судоверфи во время строительства загорелся совершенно новый ультрасовременный тральщик, и пока россияне утверждают, что судно может быть восстановлено и сдано в эксплуатацию в заранее определенные сроки, Кофман отметил, что это маловероятно. Другим инцидентом стал пожар в ноябре 2014 года в Севастополе, уничтоживший крейсер «Керчь» класса «Кара», который многие считали гордостью Черноморского флота. «Крупнейшим врагом ВМФ России является не НАТО, а его собственные ремонтно-эксплуатационные бригады», — сказал Кофман.

В то время как советский флот времен холодной войны построил массивный надводный флот, чтобы бросить вызов господству американского флота в открытом океане, спустя время эта некогда мощная армада почти исчезла. Большая часть бывшего ВМФ была утилизирована, продана или ржавеет в порту с 1991 года. Таким образом, современный российский флот — это всего лишь бледная тень того, что рассматривал адмирал С.Горшков в качестве настоящего мощного военно-морского флота. Его самые большие угрозы — это не НАТО или США, а скорее шамбольская промышленная база судостроения и плохое обслуживание. Действительно, больше российских военных кораблей была потеряно во время пожаров на верфях, нежели от действий противников во время ведения боя, — пишет в своей аналитической статье Дэйв Маджумдар, редактор авторитетного американского издания «The National Interest».

«По существу, мы наблюдаем исчезновение советского военно-морского флота (синего флота) и переход к чему-то вроде зеленого морского флота», — сказал Майкл Кофман.

Современный российский надводный флот сохранил традиционные советские задачи по защите подводных сил баллистических ракет. Основное внимание уделяется двум основным функциям: практической и другому символической. Какой из них поистине более важен для Москвы остается загадкой. Первая — это защита морских подходов России, то есть защита территорий вблизи ее границ, а другое — статус символа имиджа великой Кремлевской державы. «Россия уделяет большое внимание своему имиджу, поэтому она так много денег тратит на поддержание своих крейсеров высшего класса — Киров», — сказал Кофман. «Основная причина, по которой россияне потратили столько денег на флот, заключается в концепции, согласно которой, чтобы быть великой державой у страны должен быть военно-морской флот, который придает статус и позволяет ей проектировать силу за пределами вашего региона. Даже если эта способность ограничена и, возможно, в основном демонстративна, она достаточно эффективна, чтобы показать другим, что вы нечто большее, чем простой региональный актор».

Русские тратят огромные суммы на модификацию своих кораблей проекта 1144 «Орлан» или «Киров» с помощью новейшего вооружения, включая крылатые ракеты дальнего радиуса действия «Калибр», сверхзвуковые противокорабельные ракеты P-800 «Оникс» и военно-морскую версию противовоздушной обороны системы S-400. Дорогие апгрейды, которые обойдутся стране в 2,1 миллиарда долларов каждая или чуть меньше для модернизации Черноморского флота, превратят Адмирала Нахимова и, в конце концов, Петра Великого в «Звездных разрушителей», которые будут использоваться для демонстрации российской власти и престижа во всем мире.

В отличие от военно-морского флота США, России приходится оснащать свои крупные боевые корабли, такие как класс Кирова или его единственного оставшегося авианосца — Кузнецова, — оружием, потому что Кремлевский флот не имеет достаточного количества кораблей сопровождения для создания достойного эскорта. Российские военные корабли, как правило, выходят в парах, сопровождаемые танкером и океанским кораблем-буксиром. ««Мощный» российский флот никогда не выходит в море без буксира, на случай, если корабль начинает тонуть. Это уже говорит о многом», — сказал Кофман.

Что касается остальной части флота, то Россия в значительной степени отказывается от советской практики строительства полноразмерных крейсеров и эсминцев. Планируемый 18 000-тонный атомный реактивный истребитель класс-Lider, даже если он будет заложен в следующем году, как планировалось, его строительство займет несколько лет. «Скажу больше — существует равная вероятность того, что этот корабль никогда не будет построен. Это больше похоже на мечту будущего», — Кофман.

Вместо крейсеров и эсминцев Россия фокусируется на небольших, но гораздо более мощных и хорошо вооруженных фрегатах и кораблях корветного класса. Россия строит два класса фрегатов — класс адмирала Горшкова и класс адмирала Григоровича, — оба массой до 5000 тонн, но, в отличие от своих предшественников советской эпохи, это многоцелевые военные корабли, которые обладают значительной стилей для нанесения удара. Но проблема ВМФ заключается в том, что газотурбинные двигатели этого судна строятся в Украине на «Заря-Машпроект» — наследие Советского Союза. «Программа строительства фрегата столкнулась с путаницей из-за украинских двигателей», — сказал Кофман, добавив, что данные задержки, вероятно, продлятся, по крайней мере, 5 лет».

С положительной стороны, россияне научились обслуживать и ремонтировать двигатели украинского производства на своих существующих судах, сказал Кофман. Однако решение состояло в том, чтобы нанять как можно больше украинских специалистов, которые хотели работать в России. Кофман отметил, что Россия пока не может самостоятельно производить собственные газовые турбины для замены тех, которые в настоящее время установлены на суднах ее флота. Но Москва рассматривает покупку китайских двигателей.

В дополнение к фрегатам, большая часть строительства надводного флота России была сосредоточена на корветах, которые являются крошечными судами, но обладают достаточно мощным удар по сравнению со своими размерами. В отличие от многих более крупных кораблей ВМФ США, в том числе кораблей «Литораль» — российские корветы, в состоянии транспортировать груз массой до 2000 тонн, доставляя на дальние расстояния наземные крылатые ракеты, как показала в Сирии флотилия Каспийского моря. Два основных класса российских корветов включают в себя Стерегущий и Буян-М. «Мы говорим о военно-морском флоте, который обладает небольшими кораблями, которые не предназначены для поддержания себя в океане, но, несмотря на это, русские собираются оснащать их мощными калибровочными ракетами», — сказал Кофман.

Но проблема, с которой сталкивается российский флот, заключается в том, что он строит суда в ограниченном количестве или ограниченным уровнем автоматизации, прежде чем перейти на новый класс судов. Это приводит к материально-техническому кошмару с точки зрения поддержания этих судов. Одним из хороших примеров этого является танковые десантные корабли Ивана Грена, габаритные и с большим потенциалом, но русские строят всего два экземпляра из этого класса кораблей. И это несмотря на то, что Москве необходимо заменить остальную часть стареющего флота десантных кораблей, сказал Кофман. Фактически, в составе ВМФ России существует множество классов судов, которые были и продолжают строиться парами. «Российский флот ужасно страдает от этой распространенной проблемы классификации», — сказал Кофман.

Но в то время, как российский надводный флот является тенью бывшей советской армады, он дает Кремлю значительные боевые возможности — даже с учетом его ограничений и материального положения. Российский флот, скорее всего, никогда не будет обладать теми же возможностями, что и его советский предшественник, он перейдет на более мелкие, но более мощные платформы и использует технологии, чтобы компенсировать меньшее количество и большее качество. Новое оружие, такое как крылатая ракета «Калибр», позволяет российскому флоту удерживать западные цели под угрозой с дальних дистанций — это означает, что с точки зрения Кремля это стоит того, чтобы потратить на это деньги. «Поверхностный флот боевых судов может многое сделать, причем, даже если ему не придется покидать порт», — сказал Кофман, добавив «теперь у него на вооружении имеются ракеты дальнего полета для проведения наземной атаки, а противники находятся довольно далеко».

Yenicag.Ru

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 123
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."