Страны Центральной Азии создают новую региональную конфигурацию, пишет Yenicag.Ru со ссылкой на «Независимая Газета».

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев с государственным визитом посетит Казахстан в первой половине 2017 года. Однако, как стало известно «НГ», уже в ближайшие дни может состояться его дружеская встреча с туркменским коллегой Гурбангулы Бердымухамедовым в Туркменабаде. Шавкат Мирзиеев не только поздравит с победой на президентских выборах Аркадага (Покровитель – официальный статус президента), но и примет участие в открытии памятника Исламу Каримову в стратегически важном туркменском городе, который соединит Узбекистан с Ираном и Оманом.

Одной из главных интриг на постсоветском пространстве остается вопрос, куда поедет с первым официальным визитом президент Узбекистана. В посольстве Казахстана в Ташкенте сообщили ресурсу podrobno.uz, что президента Шавката Мирзиеева ожидают в Астане. Глава Казахстана Нурсултан Назарбаев лично пригласил узбекского коллегу. Впрочем, аналогичные приглашения узбекский лидер получил и от российского президента Владимира Путина, белорусского – Александра Лукашенко и председателя КНР Си Циньпина. Но выбор был сделан в пользу Туркменистана, тем более что и повод есть: переизбрание Гурбангулы Бердымухамедова на третий президентский срок и сдача в эксплуатацию авто- и железнодорожных мостов через Амударью транспортного коридора Узбекистан–Туркменистан–Иран–Оман с выходом на порты стран Персидского залива.

Этот транспортный коридор является частью возрождаемого Шелкового пути. Он стратегически значим для международных перевозок как для Туркменистана, так и для Узбекистана. «Это одно из направлений узбекско-туркменского сотрудничества, которое началось пять-шесть лет назад. Реализация этого проекта станет серьезным подспорьем для увеличения транспортных потоков в направлении запад–восток через Каспий, Кавказ с выходом на порты Черного моря. И в обратном направлении восток–запад через Туркменистан, Узбекистан в Китай», – сказал «НГ» экономист Бахтиер Эргашев. Эксперт напомнил, что системная работа по сближению позиций Ташкента и Ашхабада началась после смерти Туркменбаши в 2007 году. «За последние несколько лет Узбекистан для Туркменистана стал важнейшим партнером. Даже динамика встреч глав двух государств Бердымухамедова и Ислама Каримова за последние три-четыре года просто поражала. Ни с кем так часто Бердымухамедов не встречался, как с президентом Узбекистана», – отметил Эргашев. А это, по его мнению, означает, что у двух стран есть общие интересы, которые касаются не только энергетических проектов – через Узбекистан проходят три ветки газопровода Туркменистан–Китай, – но и транспортных.

Что же касается государственного визита в Астану, то, как сообщили «НГ», он скорее всего состоится после празднования Навруза (21–22 марта). Затем последуют визиты в Москву и Пекин. По мнению Бахтиера Эрагашева, визит в Астану пока еще в процессе подготовки. «На переговорах глав двух государств одним из важнейших станет соглашение о пассажирских и грузовых перевозках по трассе М-39 через территорию Мактааральского района Казахстана. Дорога была закрыта в 2006 году. Узбекским машинам, чтобы попасть из Самарканда в Казахстан, приходится делать крюк почти в 100 км», – сказал Эргашев. Есть еще и ряд других нерешенных вопросов, которые были определены в «дорожной карте» двух стран.

Впрочем, как сообщил журналистам посол Казахстана в Узбекистане Ерик Утембаев, работы на дороге М-39 должны завершиться к концу февраля.

Для Ташкента важно интенсифицировать диалог с ближайшими соседями. «Ни одна из стран региона в одиночку не в состоянии решить стоящие перед ней проблемы. Таковы исторически сложившиеся реалии Центральной Азии. Это и проблема водных ресурсов, и вопросы границы, и даже стабилизация ситуации в Афганистане. От решения инфраструктурных проектов в этой стране зависит будущее всего региона. Для Узбекистана, например, это вопрос выхода к морским портам Персидского залива и Пакистана», – сказал «НГ» заместитель председателя Сената Олий Мажлиса (верхней палаты парламента) Садык Сафаев.

«Следуя своей основной внешнеполитической парадигме, подразумевающей равноудаленность от партнеров и отсутствие чрезмерно близкого союзничества с кем бы то ни было, Ташкент не обозначает слишком четко и каких-либо приоритетов. Отсюда следует и логика рабочих контактов. Все они подчинены не декларациям, а конкретным делам прежде всего экономического характера. Скажем, развитие транспортного коридора Узбекистан–Туркмения–Иран–Оман – один из главных вопросов для президента Туркменистана после переизбрания. Вопрос для Узбекистана важен, стратегичен, хотя есть и альтернативный проект строительства железной дороги из Мазари-Шарифа в Герат и далее в Иран, по сути – в обход Туркменистана, но это не быстрый проект, да и автоперевозки важны сами по себе», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев. Взаимодействие с Астаной в региональной системе отношений имеют особое значение, считает эксперт. «Здесь проявляется тенденция усиления влияния на происходящее в регионе этого неформального двустороннего альянса. Когда-то было много разговоров о якобы соперничестве за региональное лидерство между Узбекистаном и Казахстаном, но такового не было в реальности. Ни Ташкент, ни Астана на подобный статус не тянули. А вот сумма объединенных усилий двух стран позволяет им превратиться в консолидированного лидера, определяющего общие для Центральной Азии тенденции и противостоящего, когда необходимо, чрезмерным внешним воздействиям», – отметил Князев.

По его мнению, в Душанбе пока нет готовности к компромиссам по главному противоречию между Таджикистаном и Узбекистаном – по строительству Рогунской ГЭС. В Киргизии статус президента Алмазбека Атамбаева как «хромой утки» делает бессмысленными любые серьезные контакты. С Таджикистаном и Киргизией нет и важных масштабов сотрудничества – как уже существующего, так и потенциального. В отношениях с Россией основные направления сотрудничества проработаны были еще в ходе последнего визита Ислама Каримова в Москву в апреле 2016 года. Смысл визита в российскую столицу для Шавката Мирзиеева состоит лишь в их подтверждении и рабочем сопровождении. В отношениях с Казахстаном возникает значительное число новых точек роста в интересах обеих стран. Некоторые китайские эксперты уже называют активизацию узбекско-казахстанских отношений последних месяцев новой «центральноазиатской интеграцией» и пытаются понять ее смыслы с точки зрения собственных интересов в регионе. Вряд ли можно здесь говорить об интеграции, но основы новой конфигурации в регионе отношения Ташкента и Астаны уже закладываются, на что стоило бы обратить внимание и Москве.

Yenicag.Ru

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 71
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."