Пост-халифатский Ближний Восток: кто выйдет победителем из войны?

Автор: Кавказ Омаров

главный редактор

После ракетного удара по сирийской авиабазе в ответ на применение режимом президента Башара Асадом химического оружия против своего же народа, начались дебаты о стратегии США в регионе.

Администрация Трампа заявила, что Асад должен уйти, но это может занять значительное время, так как придется столкнуться с Россией, которая поддерживает Асада. Учитывая растущие потери так называемого «исламского государства» в Ираке, Сирии и Ливии, существует крайняя необходимость и прекрасная возможность для реализации стратегии решения соответствующих проблем и лечения «ран», оставшихся после столкновений с боевиками ИГИЛ, — пишут в своей аналитической статье специально для авторитетного американского издания «The national Interest» Ханс Биннендийк и Дэвид Гомперт, старшие научные сотрудники RAND — американского стратегического исследовательского центра.

Нужны шаги, чтобы заполнить вакуум, оставшийся после разрушения халифата, чтобы силы на земле — арабы-сунниты и шииты, курды и иранские доверенные лица — не воевали между собой, чтобы получить контроль. Заполнение вакуума может помочь получить контроль над ситуацией. США не могут себе позволить «повернуться спиной» к событиям, происходящим в этом регионе, так как последствия могу быть очень разрушительными, ведь если не предпринимать конкретные действия ИГИЛ может расширить сферу своего влияния. Какой выход из сложившейся ситуации? Ответ — НАТО необходимо действовать под руководством США. Альтернативой может стать усиление хаоса или Иран при поддержке России, заполнив образовавшуюся пустоту, получит большее влияния в данном регионе, что нанесет ущерб интересам Америки и ее союзникам.

НАТО является единственной организацией безопасности, обладающей необходимыми навыками и широтой для решения этой задачи. Подконтрольная США антиисламская государственная коалиция из 68 партнеров плохо подготовлена к выполнению этой сложной задачи. Необходимо вести более сплоченную организацию, такую как НАТО, но таким образом, чтобы можно было продолжать поддерживать участие арабских стран. Творческий вариант возглавляемой НАТО коалиции Международных сил содействия безопасности (ИСАФ) мог бы дать ответ на вопрос, как можно выйти из сложившейся ситуации в регионе.

Пост-халифатские политические обстоятельства и возможные миссии по стабилизации в этих трех странах различаются. Необходимо разработать отдельные, но связанные между собой миссии. Эти миссии могли бы руководствоваться тремя принципами.

Во-первых, политические условия для успеха должны быть созданы в каждой стране. Участие НАТО может помочь в создании этих обстоятельств.

В Ираке премьер-министр Хайдер аль-Абади должен признать, что суннитская область вокруг Мосула требует определенного политического самоуправления и не может быть во власти шиитских и курдских сил, которые теперь возглавляют силы, занимающиеся освобождением города. Доминирование суннитов в Ираке приведет к еще одной насильственной реакции. Нейтральная организация, такая как НАТО, может помочь создать эту более благоприятную среду.

В Сирии может быть создана переходная зона безопасности в районе, который в настоящее время контролируемом так называемым «исламским государством». Многие субъекты, от правительства Асада, до Турции, до ополченцев суннитов, до курдов, до остающихся элементов «исламского государства», будут соперничать за это влияние. Отсутствие правильного согласованного переходного механизма разрешения этой проблемы в этом регионе может серьезно увеличить поток сирийских беженцев и террористов в Европу.

В Ливии новое соглашение, заключенное в Риме между воюющим государственным советом и палатой представителей, могло бы подготовить почву для новых усилий по стабилизации.

Во всех трех случаях для этих операций после халифата потребуется определенная международная легитимность. Это может включать просьбу международно-признанной суверенной власти и / или резолюцию Совета Безопасности ООН. В случае с Ираком и Ливией международно-признанное правительство, вероятно, обратятся к силам стабилизации, и принятие резолюции Совета Безопасности ООН будет возможным. Сирия в этом плане может быть более проблематичной, учитывая тот факт, что правительство Асада не будет обращаться к международным организациям и давать согласие на проведение операций, которые могут ослабить суверенитет его режима и то, что Россия имеет право вето в Совете Безопасности ООН. Возможно, для достижения международной легитимности может потребоваться договоренность о пост-халифате Сирии между Россией и НАТО. В крайнем случае, если Россия окажется абсолютно непримиримой, у НАТО будет выбор действовать в рамках собственных полномочий, как это было в Косово в конце 1990-х годов.

Второй принцип заключается в том, что миссии и стратегия НАТО касательно выхода из сложившейся ситуации должны быть тщательно и правильно разработаны. Нельзя допустить, чтобы участие НАТО в этом регионе подорвало главную задачу НАТО сегодня по сдерживанию российских вторжений в район НАТО.

Малочисленных сил НАТО в Ираке, дислоцированных в районах Мосула, а также расширенная программа военной подготовки НАТО, может быть достаточно для того, чтобы обеспечить доверие населения суннитов и предоставить НАТО необходимые политические рычаги в Багдаде.

В Ираке малочисленных сил НАТО, дислоцированных в районах Мосула, а также расширенная программа военной подготовки НАТО, может быть достаточно для того, чтобы обеспечить доверие населения суннитов и предоставить НАТО необходимые политические рычаги в Багдаде.

В Сирии более крупные силы НАТО, развернутые вокруг Ракки, поддерживаемые воздушными операциями, будут выполнять более сложную миссию, чем в Ираке. Альянсу будет поручено обеспечить переходную зону безопасности, сдерживая сирийские военные удары в этом регионе, победить любые остаточные террористические акты исламского государства и сохранить мир между турецкими, курдскими и суннитскими ополченцами на этой территории.

В Ливии миссия НАТО может быть ограничена специальными оперативными силами, которые будут обеспечивать безопасность района вокруг Сирта и сохранять ситуацию под контролем в случае возражения так называемого «исламского государства», также будут заниматься военной подготовкой тех, кто лояльно относится к правительству национального единства. Отметим, что усиление военно-морских операций у побережья Ливии станет наиболее эффективным способом решение проблемы потока беженцев. Большие силы НАТО будут неэффективны, если они не получат поддержку правительства национального единства Ливии.

Третий принцип заключается в том, что эти развертывания НАТО должны быть гибкими и отражать разделение обязанностей, соизмеримое с национальными интересами и возможностями участвующих стран НАТО. Для максимального участия арабских стран в этих операциях потребуется гибкость. В настоящее время разделение полномочий в соответствии с национальными интересами стало более возможным благодаря новой «концепции рамочных наций» НАТО. Эта концепция предусматривает, что основные европейские страны берут на себя лидирующие роли, которые поддерживаются и дополняются небольшими странами-членами НАТО.

Например, по-видимому, Ирак вызывает у США наибольший интерес. Таким образом, любые силы НАТО, развернутые вокруг Мосула, могут возглавляться США. Европейские страны могут сыграть ведущую роль в подготовке иракских военных.

В отношениях с Сирией Германия и Турция являются крупнейшими державами, которые имеют наибольший национальный интерес в укреплении стабильности: Германия из-за потоков беженцев и Турции из-за своего местонахождения. Германия сосредоточила свои вооруженные силы на операциях по стабилизации и поэтому обладает опытом в этой сфере. Кроме того, Соединенное Королевство является рамочной страной для подобных экспедиционных сил НАТО. Турция имеет уникальные интересы в Сирии, что может препятствовать размещению там значительной части турецких войск. Поэтому необходимо будет разработать определенную комбинацию среди трех этих стран. Роль США может быть ограничена воздушной мощью и подкреплением в случае участия России в военных действиях.

В Ливии Италия и Франция могут обеспечить лидерство, учитывая их сильные интересы в Северной Африке. Обе страны могут противостоять активному участию НАТО, поэтому альянс может играть вспомогательную роль.

Эти операции, хотя и совершенно разные, имеют достаточно общего, чтобы их можно было координировать под одним зонтиком, подобным ISAF. Руководствуясь этими тремя принципами, НАТО могло бы защитить свои интересы и стабилизировать этот регион, не переусердствовав себя и свои силы.

Эта стратегия НАТО не может и не должна рассчитывать на урегулирование сирийской гражданской войны, достижения этнического и сектантского согласия в Ираке или создания имеющего силу ливийского государства. Что может сделать альянс, так это создать условия стабильности, в которых, по крайней мере, есть шанс на долговременные решения. НАТО может сделать это лишь в том случае, если США готовы призвать НАТО присоединиться к ним для нахождения выхода из сложившейся ситуации и оказания помощи своим европейским союзникам.

Справка: Ханс Биннендийк и Дэвид Гомперт старшие научные сотрудники RAND — американского стратегического исследовательского центра. Биннендийк раньше занимал пост старшего директора по оборонной политике в Совете национальной безопасности США, а Джон Хербст был американским послом на Украине с 2003 по 2006 год, а также старшим советником по вопросам национальной безопасности 2003-04 гг.

Yenicag.Ru


© При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Обсуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adv

Adv