Политолог: «На Ближнем Востоке может образоваться новая группа арабских стран, во главе с Турцией»

Автор: Кавказ Омаров

главный редактор

Направление дополнительного военного контингента Турции и Катар может стать ключевым моментом в развитии межарабских конфликтов, а также доказательством того, что между Реджепом Эрдоганом и шейхом Хамимом Аль-Тани существует чёткий план совместных действий. Кроме того, подобное развитие событий может привести к резкому уменьшению влияния России, Ирана и США в Персидском заливе. 7 июня в парламенте Турции были принят закон, позволяющий отправить турецких военнослужащих в Катар. Данная инициатива была принята в результате прямой заинтересованности турецкого лидера во вмешательстве разразившийся в Дохе дипломатический кризис, который грозит перерасти в полномасштабное военное столкновение между различными группировками сил, представленных в арабском мире. «Красивый жест» Реджепа Эрдогана в сторону Дохи, по сути, означает, что Анкара рассматривает Катар в качестве ключевого источника удовлетворения потребности в крупных инвестициях, необходимых для дальнейшего ведения военных действий, и считает посредническую роль Аль-Тани в урегулировании национальных конфликтов в качестве приоритетной. Такая позиция сводит к «нулю» практически все потуги Кремля быть основным союзником Турции и быть в фарватере ближневосточной политики ещё до того, как этот фарватер был окончательно определён.

Фактически Москва потерпела маленькое поражение, связанное с невозможностью обогнать Анкару в стремлении влиять на арабский мир или, по крайней мере, быть с ней в одной команде. Впрочем, разочарование испытал и Вашингтон, который вынужден существенно потесниться на территории Дохи, чтобы уступить место для турецких войск. Турецко-катарское сотрудничество значительно затрагивает проблемы, касающиеся развития военно-промышленного комплекса двух стран, так как стимулируют экономику на формирование новых объектов военной сферы. В настоящих условиях такое стечение обстоятельств крайне необходимо Анкаре, испытывающей нужду в новом вооружении, которое, в свою очередь, может быть использовано для ведения военных действий в Сирии и Ираке. Поэтому катарская «благодарность» за военное участие может оказаться весьма кстати. Кроме того, не использовать уникальный шанс в очередной раз продемонстрировать Вашингтону и Москве собственную игру, было бы большой ошибкой для турецкого лидера.

Причина этого оказалась весьма банальной. Учитывая сложившуюся практику ведения Турцией военной дипломатии в Сирии и Ираке, можно сделать вывод о том, что Реджеп Эрдоган оказался некомандным игроком. Несмотря на большую потребность во внешних союзниках, по сути, турецкая политика имеет тенденцию к единоначалию, не предполагающей конкуренции на международной арене. Поэтому, когда предоставляется шанс обозначить исключительно собственные интересы, зачастую отличные от интересов её союзников, Анкара стремится этим воспользоваться. Таким образом, президент Реджеп Эрдоган, достигнув соглашения с Катаром, в определённой степени, нарушил свои «договорённости» с Москвой. Он выступил за создание доминирующего положения Турции в Персидском заливе, при этом публично отказав России в праве быть причастным к данному процессу доминирования. В этой связи, вполне очевидно, что демонстративный отказ Дохи от принятия российской гуманитарной помощи мог быть продиктован именно со стороны Турции, которая стремится постепенно отодвинуть Москву на место «второстепенного союзника».

Договоренности между Катаром и Турцией восстанавливают старые мосты между Реджепом Эрдоганом и Хамимом Аль-Тани. Тем не менее, они опираются на ухудшение отношений не только с США, Россией и Ираном, но и на образование новой группы арабских стран во главе с Анкарой для провокации режима аятолл, Белого дома и Кремля. Помимо прочего, стремление Турции укрепить отношение с Дохой продиктовано стремление не допустить усиления «шиитского пояса» под эгидой Ирана, который стремится быть полезным эмирату из-за надежды посредством религиозного фактора укрепить своё влияние в арабском мире. Катарский дипломатический кризис оказался возможным благодаря тайному сговору между США и Саудовской Аравией, прежде всего. Это существенно ослабило позиции Дохи как в политическом, так и военном отношении. Однако турецкая поддержка своего арабского союзника проложила путь для возрождения антиамериканской и антисаудовской риторики и её дальнейшего развития. Данное обстоятельство связано с внешнеполитической игрой, инициированной Турцией.

Организация союзнических фракций Анкаре необходимо для того, чтобы представлять весь арабский мир и говорить от его имени на международной арене, оставив Вашингтону, Эр-Рияду и Москве роль «второго плана». Какая картина сложится в ближневосточном регионе в результате реализации всей представленной комбинации, мы можем узнать в самое ближайшее время. Вероятно, эскалация межарабского конфликта станет продолжением грандиозных политических изменений, реализуемых на международном уровне. Пока же заявлять об этом рано.

Специально для Yenicag.Ru российский политтехнолог Денис Коркодинов


© При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Обсуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adv

Adv