Политолог: И в Анкаре, и в Москве понимают, что курды являются «прекрасным пушечным мясом»

Автор: Кавказ Омаров

главный редактор

Стремление американских военных совместно курдами продвинутся в направлении к Африну и Идлибу может встретить сопротивление со стороны России и Турции. На сегодняшний момент ситуация на линии сирийского фронта свидетельствует о том, что оппозиционные группы в Сирии вновь оказались в состоянии внутреннего разлома. Особо примечательной, в этом плане, является расстановка сил в Идлибе и Африне, которые превратились в зоны столкновения для различных участников, стремящихся закрепить своё влияние в регионе.

Правительственные войска, верные Башару Асаду, совместно с ВКС РФ снизили накал своих атак в результате достижения определенных договоренностей в Астане. Однако, судя по всему, они крайне обеспокоены возросшей активностью «PYD» и «YPG». Ретроспективный анализ последних событий в сирийском «концерте» позволяет сделать вывод о том, что асадиты намеренно заблокировали позиции «PYD» в Хасаке с тем, чтобы продемонстрировать своё возмущение идее образования курдской автономии.

Вместе с тем, Москва также выступила с поддержкой правительственных сил, публично заявив о необходимости сохранения сирийского единства. Однако активизировавшаяся внутрипартийная борьба и катарский дипломатический кризис, возникший между странами, которые имели определенное влияние в Сирии, привели к увеличению аппетитов международных игроков по отношению к Идлибу и Африну. 20 марта 2017 года несколько отделений Российского центра по примирению враждующих сторон в Сирии были размещены на севере провинции Алеппо — в окрестностях города Африн — сразу после того, как Анкара оттеснила «Исламское государство» от своих непосредственных границ и предупредила, что силы «PYD» и «YPG» не должны быть представлены западнее реки Евфрат. Последнее обстоятельство послужило поводом для российской стороны причислить протурецкую «SDF» к террористическим группам. Тем самым, Москва дала понять, что резко изменила своё отношение к курдским отрядам и «SDF», в которых символически представлены и арабские военные наемники.

Стратегическая значимость Африна обусловлена тем, что город на протяжении всей войны на территории Сирии находится под контролем курдских вооруженных отрядов «YPG» и является административным центром одноименного кантона, входящего в состав Западного Курдистана (Рожава). В военном аспекте ситуация в Африне всегда была относительно спокойной. В сравнении с кантоном Кобани, административный центр которого ещё в 2014 года в результате борьбы с «Исламским государством» приобрел неформальный статус «курдского Сталинграда», Африн до 2015 года претерпел лишь незначительные вооружённые столкновения с отрядами «Джебхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам», которые не имели серьезного значения в расстановке сил в сирийском «концерте».

За все время боевых действий население Африна не только не уменьшилось, а, наоборот, значительно возросло (от 300 тысяч до 2016 года до около миллиона человек на сегодняшний день), что удалось достичь во многом благодаря за счёт взятия под контроль отрядами «САА» агломерации Нуболь-Захра и организации логистической сети поставок контрабандной продукции, в том числе и медикаментов, с территории, находящихся под влиянием «ССА», «Джебхат ан-Нусра» и «Исламского государства». Однако с появлением российского военного контингента ситуация начала заметно меняться не в лучшую сторону. Обстрелы Африна с территории Турции стали регулярными. Местное население, некогда возлагавшее на Россию большие надежды, начало испытывать справедливые сомнения относительно того, что Москва хоть как-то сможет контролировать поведение турецких войск.

Основная причина недовольства населения Африна сводится к тому, что Москва проявляет условный нейтралитет к атакам на кантон со стороны Турции. Дескать, турки «мочат» курдов по молчаливому согласию русских. Тем не менее, курдская администрация кантона отдает себе отчёт в том, что «нейтралитет» России исходит вовсе не из Москвы и даже не из Анкары. Сирийская пресса вложила определенную «ложку дегтя» в процесс информационной войны, в результате которой Дамаск оказался совсем не против того, чтобы Турция совместно с Россией свела к нулю влияние курдских сепаратистов.

Таким образом, в организации совместной российско-турецкой военной кампании в Африне заинтересованы не только Владимир Путин и Реджеп Эрдоган, но и, прежде всего, Башар Асад, который стремится с помощью третьих сил вытеснить курдов со своей территории. В сложившихся условиях курды стремятся одновременно иметь двух покровителей в лице Вашингтона и Москвы. Они сигнализируют Владимиру Путину и Дональду Трампу, что готовы к обучению, а также прямо или косвенно помочь России в противостоянии с бывшей «Джебхат ан-Нусра» в Идлибе и Африне и оказать содействие США в продолжении наступлении на столицу «Исламского государства», город Ракку.

По всей видимости, в Африне и Идлибе Россия будет стремится сдерживать военные кампании курдов, не позволяя им наносить серьезные удары по турецким позициям. Но, вместе с тем, также стоит ожидать, что Москва будет пытаться смягчить удары Турции по стратегическим пунктам «PYD» и «YPG» с тем, чтобы не допустить доминирование Анкары на данном участке фронта. Сам факт того, что Россия может начать совместную с Турцией военную операцию в Африне ещё не свидетельствует о сближении российско-турецких интересов в Сирии по той причине, что и в Анкаре, и в Москве понимают, что курды являются «прекрасным пушечным мясом».

По крайней мере, сирийские курды могут существенно изменить ситуацию в Африне. Так, «YPG» продолжает контролировать большую часть Камишли, где представлен небольшой контингент правительственных войск Сирии. Более того, силовые структуры курдов по-прежнему отвечают за аэропорт Камишли, жизненно важный центр для Ирана. Официальный Тегеран используют аэропорт для отправки своих войск и оружия в Дейр-эз-Зор. По этой причине «YPG» может на некоторое время закрыть глаза на российско-турецкую сделку относительно Африна, чтобы выторговать для себя контроль над базой взамен на ослабление давления Турции и Ирана на город. Скорее всего, Москва примет такие условия, поскольку крайне недовольна поддержкой Ираном режима асадитов, а также непоследовательностью турецкой дипломатии в зоне сирийского конфликта. В любом случае, военная операция в Африне может превратиться в искусно разыгрываемый спектакль, где все роли уже заведомо распределены и одобрены всеми участниками сирийского «театра».

Специально для Yenicag.Ru российский политтехнолог Денис Коркодинов


© При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Обсуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adv

Adv