Политолог: «Для стабильности в России главную опасность представляет не ИГИЛ, а возможные бунты в провинциях»

Автор: Кавказ Омаров

главный редактор

Угроза, исходящая от боевиков ИГИЛ, возвращающихся домой после разгрома «Исламского государства» находится на повестке мировых СМИ

На днях в СМИ распространилась информация о том, что в мире возникла новая угроза, исходящая от боевиков ИГИЛ, который покидают поля боя и возвращаются в свои родные страны. Как известно, террористическая группировка «Исламское государство» ИГИЛ смогло завербовать огромное количество потенциальных боевиков в самых разных странах мира, большинство из которых пришлось на Тунис, Иорданию, Россию и другие страны. Согласно данным, от 5000 до 6000 тунисцев воюет в Сирии и Ираке. По этому показателю, несомненно, лидирует Тунис. Что касается иорданцев, то их количество колеблется от 2000 до 3000 человек. За этими странами идет Россия, ведь воевать на стороне террористической организации ИГИЛ отправилось довольно внушительное число экстремистов из исламских регионов России.

В январе нынешнего года около 200 бойцов вернулись в Иорданию, а в декабре прошлого года власти Туниса объявило, что из Ливии, Ирака и Сирии на свою родину вернулись более 800 боевиков. В арабских странах нередко проходили акции протесты с лозунгами «Закрыть страну для террористов». Возвращение боевиков в свои страны создает новые проблемы для этих государств. С этими же проблемами может столкнуться Россия, когда ее граждане, воющиеся в Сирии и Иране, начнут возвращаться на родину.

Мехман Гафарлы

В Европе широко распространены специальные программы, разработанные для оказания помощи бывшим боевикам и террористам. Например, оказание психологической помощи, консультации, образование и многое другое. Например, арабские страны стремятся использовать опыт Европы.

На вопросы Yenicag.Ru отвечает российский политолог Мехман Гафарлы.

— Как вы считаете, с какими проблемами может столкнуться Россия, когда граждане, воюющие в Сирии и Ираке, начнут возвращаться на родину? Как это будет воспринято российским обществом? Могут ли начаться акции протеста, волнения?

— Масштабы угроз, связанных с возвращением в Россию российских граждан, воюющих в Сирии и Ираке в рядах террористической группировки «Исламское государство», сильно преувеличены. Неужели вы думаете, что эти боевики, зная, что они на родине уже занесены в «чёрный список» спецслужб, легально будут возвращаться в свои дома. Они в Россию могут возвращаться только нелегальным путём через территории Грузии и Азербайджана, или же через постсоветские республики Центральной Азии. Но границы Азербайджана с Россией надёжно охраняются с обеих сторон. А все тропы, идущие из Панкисского ущелья Грузии в Северный Кавказ, достаточно жёстко контролируются российскими пограничниками.

Незаметно переходить границы сразу нескольких государств Центральной Азии и добраться в Россию тоже проблематично. В случае полного уничтожения «Исламского государства», в чём я сильно сомневаюсь, его боевики могут перебраться в Афганистан, откуда они периодически будут совершать набеги на страны Центральной Азии и северо-восточные территории Ирана, где компактно живут сунниты.

Возможно, в Сирии и Ираке группировка «Исламское государство» перестанет существовать в нынешнем виде, но с помощью американских спецслужб и их союзников из числа суннитских стран Персидского залива переродится под новым названием.

Если даже российские граждане, воевавшие в рядах «Исламского государства», вернутся домой, то они будут быстро выявлены и уничтожены. Для России большую угрозу представляют не эти боевики, а вера российских мусульман, бедно живущих в республиках Северного Кавказа, в справедливое общество, которое, якобы, можно построить с помощью исламского халифата. Но массовые антиправительственные выступления российских мусульман возможны только при сильном ослаблении центральной власти в России. Поэтому для стабильности в России главную опасность представляют возможные русские бунты в российских провинциях. С каждым днём уровень жизни населения России падает. При этом наиболее катастрофическая социально-экономическая ситуация сложилась именно в регионах. Только 20 и 85 субъектов Российской Федерации имеют профицитный госбюджет, остальным регионам нужны постоянные дотации из федерального бюджета. При этом половина регионов России вовсе находится на грани банкротства.

Однако в федеральном бюджете уже нет средств, чтобы спасти эти регионы от финансового коллапса. Из-за сокращения бюджетных расходов сворачиваются многие социальные программы, в частности, резко сокращается финансирование здравоохранения, образования и т. д. Из-за банкротства ряда предприятий и частных предпринимателей безработица в регионах приобрела катастрофические масштабы. Пока население России терпит все эти экономические трудности, надеясь на то, что скоро экономический кризис закончится. Но когда кризис затянется, и терпение населения лопнет, то регионы охватят стихийные бунты. Тогда российским властям будет уже не до исламских радикалов на Северном Кавказе, Татарстане или в Башкирии. Это чревато резким усилением влияния радикального ислама в этих регионах.

— Помимо граждан России, в рядах ИГ сотни выходцев из республик бывшего СССР, например уроженцы Кавказа и Центральной Азии, с которыми у России весьма прозрачные границы и безвизовый режим. Какие меры могут предпринять руководства этих стран для обеспечения собственной безопасности?

— Думаю, только жёсткие меры. Любое послабление в этом вопросе может привести к дестабилизации ситуации, вплоть до свержения светских режимов в мусульманских странах СНГ. Поэтому в случае активизации радикальных исламистов в Азербайджане и постсоветских республиках Центральной Азии массовые репрессии в отношении сторонников радикального ислама в этих странах неизбежны. Но, чтобы ситуация не вышла из-под контроля, власти этих стран должны придерживаться политики «кнута и пряника», решив, хотя бы минимальные социально-экономические проблемы населения. В противном случае события могут развиваться по египетскому, или ещё хуже, по сирийскому сценарию.

— Как мы знаем, в Дагестане до сих пор происходят вооруженные стычки между радикалами и правоохранительными органами. Возвращение «ветеранов» из сирийского фронта может вдохновлять боевиков и расширить их ряды. Как вы думаете, не ожидает ли Москву «вторая Сирия» прямо в своих южных регионах?

— В ответе на ваш первый вопрос я уже сказал, что «вторая Сирия» в южных регионах России может появиться только в случае ослабления центральной власти в стране. То есть, возможность появления «второй Сирии» на Северном Кавказе будет зависеть не от того, насколько исламские радикалы в этом регионе активные и сильные, а от того, насколько положение центральных властей России, в том числе силовых структур, устойчивое, а общественно-политическая ситуация в стране стабильная.

— Необходимо ли разработать специальный план мер для работы с бывшими боевиками? Как можно адоптировать бывших террористов к жизни в обществе, ведь заключение их в тюрьму является наиболее простым выходом из положения?

— Заключение этих людей в тюрьму — это очень примитивное и тупиковое решение. На мой взгляд, единственным верным «специальным планом мер для работы с бывшими боевиками» является решение их проблемы с занятостью. Сегодня очень высокий уровень безработицы среди молодёжи практически во всех странах постсоветского пространства. Никакие административные, тем более, карательные меры, не помогут. Всех сторонников радикального ислама в тюрьму сажать невозможно. Тюрьма их сделает ещё более опасными. Когда они выйдут на свободу, то станут не только радикальными исламистами, но ещё и озлобленными убийцами. Поэтому этих людей не надо сажать в тюрьму, а помочь им с работой или содействовать им в создании собственного бизнеса, предоставив им некий капитал для этого и освободив их от уплаты налогов на определённый период. При этом бывшие боевики на какой-то период времени должны находиться под контролем надзорных органов. Одновременные надзор над этими людьми и забота государства о них могут направить их в путь исправления. Ни в коем случае эти люди не должны быть выброшены в обочину общества и экономической жизни страны. Только таким способом можно адаптировать бывших боевиков к нормальной жизни в обществе.

— Например, в арабских странах имеется месячная дерадикализационная программа, в рамках которой боевикам помогают психологи, социологи и религиозные деятели. Возможно, ли создание нечто подобного в России?

— Путинский режим любит не воспитывать таких людей, а «мочить» их «в сортире». В путинской России пока самая «лучшая» «дерадикализационная программа» для бывших и настоящих боевиков — это «контртеррористические операции», в ходе которых они просто уничтожаются. Однако такой метод борьбы со сторонниками радикального ислама вызывает гнев местного населения. Поэтому нужно искать другие методы решения этой проблемы. Сегодня в республиках Северного Кавказа самый высокий уровень безработицы среди молодёжи. Поэтому в этом регионе России молодым людям надо помочь либо с трудоустройством, либо содействовать им в создании собственного бизнеса, предоставив им определённый капитал для этого и освободив их от уплаты налогов на какой-то срок.

— Однако, реализация подобных программ, учитывая количество боевиков, которые рано или поздно могут вернуться в РФ, потребует серьезных финансовых затрат. Пойдет ли Россия на разработку с дальнейшим осуществлением программы или предпочтет содержать бывших боевиков в тюрьмах, что также принесет немалые затраты?

— Как сказал российский премьер Дмитрий Медведев, «денег нет, но вы держитесь». Но в ближайшие годы экономическая ситуация как в мире, так и в России будет только ухудшаться. Тогда «держаться» будет уже не за что. Уровень мировой торговли стремительно падает, экономики Китая и стран Европы погружаются в кризис. Многие факторы, в том числе замедление роста мировой экономики, рост добычи нефти в США и ожидаемые продажи излишек нефти из стратегических резервов США, говорят о неизбежности нового обвала цен на нефть. Причём нефтяные цены могут рухнуть даже до 20-25 долларов за баррель. Тогда у российских властей уже точно не будет денег для реализации программ социальной адаптации боевиков. Тогда останется единственный «проверенный» метод «работы» с исламскими боевиками: ликвидировать их в ходе контртеррористических операций.

Рустам Гасымов
Yenicag.Ru


Loading...

© При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Обсуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adv

Adv