Предстоящие зимние Олимпийские игры в Пхёнчхане в основном обсуждаются в контексте допингового скандал вокруг российской сборной.

Повышенное внимание к этой проблеме вполне объяснимо. Во-первых, за этим разбирательством явно просматривается обострившееся на данном этапе политическое соперничество между коллективным Западом и Россией. Во-вторых, сам по себе большой спорт давно превратился в некое подобие шоу-бизнеса, традиционно привлекающего к себе повышеное внимание СМИ. Однако это далеко не самая важная проблема, с которой может столкнутья Южная Корея, как страна, принимающая Олимпиаду. Более того, в какой-то степени обсуждение участия России в зимних играх в Пхёнчхане вольно или невольно отвлекает внимание от гораздо более серьёзной и масштабной угрозы, нависшей не только над Корейским полуостровом, но и над всем Дальневосточным регионом.

Речь, конечно, идёт о всё более обостряющемся конфликте между США и КНДР, который развивается по столь непредсказуемому сценарию, что в любой момент может превратиться в полномасштабную войну с применением ядерного оружия. Как говорится, ни много, ни мало. Непредсказуемость эта обсуловлена, в том числе, личной спецификой двух лидеров — руководителя Северной Кореи Ким Чен Ына и президента США Дональда Трампа.

Аликбек Джекшенкулов

Начнём с Кима. После того, как ещё при предыдущем американском президенте Бараке Обаме фактически застопорился переговорный процесс по ядерной проблеме, по свидетельству разных источников северокорейский лидер потерял доверие ко всем парнёрам и посредникам в этих переговорах. Не исключением стал даже Китай — отношения Пхеньяна и Пекина в этом контексте значительно осложнились. Особенно на фоне поддержанных Китаем санкций ООН, направленных против Северной Кореи. Конечно, эти отношения остаются особыми и многое скрыто от глаз внешних наблюдателей. Совершенно очевидно, что без этого положение КНДР было бы гораздо сложнее. Однако в целом возможности влияния Пекина на позицию Ким Чен Ына заметно сократились. Но главное в этом то, что Ким, после фактического провала переговорного процесса, однозначно решил сделать ставку на силовой шантаж, полностью разочаровавшись в возможностях переговоров.
В этом смысле для Северной Кореи время предстоящей Олимпиады является вполне подходящим для того, чтобы повысить ставки в этой игре. То есть, большой спорт снова становится заложником большой политики, но теперь на несравненно более опасном уровне, чем любые допинговые скандалы. Пхеньян имеет все возможности для срыва зимних игр в Пхёнчхане, который расположен всего лишь в нескольких десятках километров от границы с КНДР, где у северокорейской армии сосредоточена мощная группировка дальнобойной артиллерии и других средств дистанционного поражения противника. Это хорошо известно и подтверждается, в том числе, и западными военными экспертами. Поэтому Ким Чен Ын вполне может использовать этот фактор для усиления своей позиции и выдвижения неких требований сразу ко всему мировому сообществу. А это ещё более повысит риск военного столкновения.

С другой стороны мы имеем нового американского президента Дональда Трампа, который за прошедший год хотя и добился определённых успехов внутри США, но явно не блещет талантами в области внешней политики и дипломатии. И случай с Северной Кореей может стать роковым испытанием для Трампа. Всё, что произошло в последнее время между Вашингтоном и Пхеньяном свидетельствует, как минимум, о двух важных моментах.

Первый момент — у США нет эффективно действующего рецепта политического урегулирования данной ситуации и американская внешняя политика на этом направлении близка к полному тупику. Многосторонние переговоры по той формуле, которая ранее действовала и давал хотя бы какие-то надежды на урегулирование, США отвергают. Новой взаимоприемлемой формулы Вашингтон фактически предложить не может, сводя всё к необходимости усиления санкций против КНДР. Но совершенно очевидно, что эти санкции не действуют и у северокорейского режима, похоже, ещё сохраняется значительный запас прочности в отношении санкционного давления. Понятно, что этот запас прочности обеспечивается сверхжёсткой спецификой политического режима, но, тем не менее, это факт.

Второй момент — на этом фоне всё более очевидно проявляется растущее раздражение и личная уязвлённость от ситуации бессилия со стороны американского правящего класса. Причём, в данном случае это касается и президента Трампа, и его внутриполитических противников. Стране, считающей себя лидером всего мира, трудно смириться с тем, что маленькая Северная Корея, фактически бросает ей вызов, на который США не могут ответить. Такие настроения неизбежно создают почву для принятия резких силовых решений. Причём, решений не до конца продуманных и взвешанных, а значит весьма опасных по своим последствиям.

Момент зимней Олимпиады здесь может стать провоцирующим и для американцев. Ведь их идеологическая концепция базируется на том, что миссия США состоит в спасении всей планеты от сил зла. Этим буквально пропитана и современная американская государственная идеология, и американская массовая культура, действительно распространившая своё мощное влияние на всю планету. Олимпийские игры в этом смысле могут рассматриваться как весьма подходящий повод для того, чтобы подтвердить эту роль спасителя и защитника всего мира от угроз северокорейского режима.

Причём, оттолкнуться здесь можно будет как бы от запроса международного спортивного движения. Ведь многие страны вполне осознают степень напряжённости в этом вопросе и высказывают опасения по поводу обеспечения безопасности своих олимпийцев. Например, с официальными заявлениями по поводу возможного отказа от участия в Олимпиаде в связи проблемами безопасности выступали министр спорта Франции Лора Флессель и президент Олимпийского комитета Австрии Карл Стосс. Более того, многие американские спортсмены выражали опасения по этому поводу. Отличный информационный повод для того, чтобы США защитили военной силой международное олимпийское движение.

Однако все эти рассуждения в конечном счёте лишь приближают и КНДР, и США именно к военному решению конфликта. Именно в этом контексте стоит рассматривать появившиеся слухи о том, что в Северной Корее в ближайшее время может быть введено военное положение, а американцы совместно с Южной Кореей якобы готовят физическое устранение Ким Чен Ына и организацию массовых волнений в Северной Корее.
Конечно, и Пхеньян, и Вашингтон не могут не опасаться действительно большой войны и пытаются прорабатывать какие-то ограниченные сценарии. Но логика их собственных поступков и заявлений по факту ведёт лишь к тому, что напряжённость только возрастает. А в этой ситуации любые ограниченные сценарии могут легко выйти из под контроля и стать лишь запалом для полномасштабной войны. И в этом случае последствия такого развития событий неизбежно выйдут далеко за рамки истории с Олимпиадой.

Скорее всего, в случае начала американцами боевых действий, война быстро выйдет за рамки ограниченных спецопераций и будет вестись всеми средствами, так как США необходимо будет продемонстрировать полное превосходство и однозначную победу. Ведь значение этой победы будет состоять не только в наказании Северной Кореи, а должно стать фактором глобальной политики. Желание устранить Ким Чен Ына с большой вероятностью перерастёт в стремление США преподать урок всем потенциально несогласным. В первую Китаю и России.

Однако даже на Ближнем Востоке и в Афганистане у американцев не получилось абсолютно успешного блицкрига — война растянулась на годы и продолжает разрушать целый регион. А в случае с КНДР ситуация может быть гораздо серьёзнее. Западные военные эксперты не имеют однозначного мнения по поводу возможностей нанесения КНДР ядерного удара по США и их союзникам в регионе. Одни говорят, что у Ким Чена Ына вообще нет такой возможности, другие всё же склоняются к тому, что ядерные ракеты Пхеньяна это не только пропаганда. В любом случае американцы не смогут себе позволить сбрасывать возможность такого удара со счетов.

Но дело даже не в ядерных ракетах. Уже упоминавшаяся выше группировка северокорейской армии, расположенная вдоль границы с Южной Кореей — артиллерия, обычные ракетные установки и прочее — нацелены на критически важные объекты южнокорейской инфраструктуры, включая атомные электростанции и химические предприятия. А кроме того, они несомненно нацелены и на многочисленные военные объекты США в Южной Корее. При этом, никакие средства противоракетной обороны не смогут стать эффективной защитой, например, против ударов дальнобойной артиллерии КНДР.

То есть, всё это означает, что «лёгкой прогулки» в данном случае не получится. И именно это может подтолкнуть США к самому страшному решению — нанесению ограниченного ядерного удара или применению другого оружия массового поражения, чтобы одним махом разрушить северокорейскую военно-административную машину и подавить волю Пхеньяна к сопротивлению, не втягиваясь в долгосрочную войну с непредсказуемыми последствиями. Это будет означать катастрофу не только для Корейского полуострова, но и для всего Дальнего Востока, а также мощнейший удар по всей глобальной безопасности, так как затронет интересы огромной группы стран, включая таких ключевых игроков как Китай, Россия, Япония и страны Юго-Восточной Азии.

К сожалению, такой катастрофический сценарий уже не является фантастикой. Чем больше взаимная напряжённость, темы выше опасность даже случайной провокации, вызванной, к прмеру, инцидентами между сторонами на море или в воздухе, которые уже происходят регулярно. Причём, в этой ситуации будет повышаться и соблазн использовать любой повод для нанесения удара первым, для обезоруживания противника или хотя бы получения значительного тактического преимущества.

К сожалению, именно на таком фоне всем нам придётся наблюдать за предстоящей Олимпиадой и надеятся на то, что сторонам всё-таки хватит мудрости не перейти красную черту, а снизить напряжённость путём переговорного процесса.

P.S. Последние события (переговоры между Северной и Южной Кореями) не должны вселять необоснованного оптимизма. Все события и процессы в современном мире труднопредсказуемы и зависят от большого множества нюансов — как от особенностей личностей политических лидеров, так и до пересечения геополитических интересов различных государств. Цель данной статьи посредством анализа сложившейся обстановки разобрать возможные сценарии развития событий. Негативное развитие событий отразится на всех странах, на наших стратегических партнерах России и Китае, не говоря уже о малых странах таких как Кыргызстан. И это не может не беспокоить.

Экс-министр иностранных дел Кыргызской Республики,
Чрезвычайный и Полномочный посол,
Профессор, Доктор политических наук,
Президент Международного агентства по развитию и политике
Аликбек Джекшенкулов

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."