Власти центральноазиатских республик пока не отреагировали на новую стратегию США по Афганистану, обнародованную президентом Трампом.

В чем причина молчания, разбиралась DW.

Уже три недели республики Центральной Азии хранят молчание по поводу новой стратегии Вашингтона по Афганистану, обнародованной президентом США Дональдом Трампом. Хотя Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, как соседи Афганистана, непосредственно ощущают на себе последствия изменений в региональной политике, связанной с афганским урегулированием. А ключевую роль в этом процессе в течение последних шестнадцати лет играют именно США.

План Трампа по Афганистану: цели и средства

Отсутствие реакции в столицах центральноазиатских республик особенно бросается в глаза потому, что президент США резко изменил свои подходы относительно роли Америки в Афганистане. Вместо полного вывода войск он объявил об увеличении американского контингента и о намерении побудить союзников Вашингтона также вновь нарастить там свое присутствие.

Кроме того, план Трампа предусматривает расширение помощи властям в Кабуле и готовность вести в Афганистане войну до победы, но не с целью построения там демократии, а во имя уничтожения террористов. Президент США объявил, что американские военные остаются в Афганистане на неопределенный срок, и Вашингтон более не намерен сообщать о том, какой численностью войск там располагает.

Пока, судя по неподтвержденным сообщениям в американских СМИ, речь идет о направлении в Афганистане приблизительно четырех тысяч военнослужащих в дополнение к уже имеющимся там одиннадцати тысячам — последнюю цифру подтвердил глава Объединенного комитета начальников штабов ВС США Кеннет Маккензи. Задача перед войсками, по словам главы Центрального командования ВС США Джозефа Вотела, сейчас ставится чисто военная — «повлиять на ход нынешнего боевого сезона».

При этом эксперты отмечают, что новая стратегия США предусматривает широкое привлечение к боевым действиям против повстанцев частных военных компаний (ЧВК) под управлением американских армейских офицеров, так что реальная численность иностранного воинского контингента может существенно превысить число военных США и их союзников.

Кабул «за», Исламабад «против», Ташкент и Душанбе воздержались

Кроме того, Дональд Трамп призвал Индию активно поучаствовать в восстановлении Афганистана и поставил жесткое условие Исламабаду, предупредив, что Вашингтон больше не будет терпеть того, что Пакистан, получающий финансовую и военную поддержку от США, дает у себя пристанище «агентам хаоса, насилия и террора».

По словам сотрудника Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрея Серенко, новая стратегия Трампа вызвала противоречивую реакцию. «Кабул горячо поддержал ее, страны НАТО тоже в целом ее приняли. Резко против выступил Пакистан, Китай не выразил решительный протест, хотя определенные пункты плана вызвали его возражения. Россия скептически оценила намерения Трампа, хотя и не выступила категорически против», — объяснил Серенко.

Исследователь из Оксфорда Самюэль Рамани на страницах издания The Diplomat приводит ряд аргументов в пользу того, что Москве на самом деле на руку сохранение заметного американского военного присутствия в Афганистане. В частности, потому, что это избавляет саму Россию от необходимости переходить от дипломатии к военным действиям в регионе.

«На этом фоне молчание республик Центральной Азии я бы рассматривал как признак скорее позитивного отношения к плану Трампа. Если судить по неофициальной информации, военные и администрация США сейчас очень активны в развитии контактов с Туркменией, Узбекистаном и Таджикистаном. И молчание этих стран — это нежелание «спугнуть» партнерство, которое вырисовывается между ними и Вашингтоном. Вплоть до ожидания предложения по участию в новом военном транзите», — полагает Андрей Серенко.

Слухи о военной базе США и забытые права человека

Серенко обращает внимание на то, что снова возникли слухи о возможном появлении в Таджикистане военной базы США, а странам Центральной Азии стало уделяться особое внимание в некоторых специализированных информационных ресурсах, которые финансово поддерживаются США или другими странами НАТО.

«Их редакции очень осторожно стали обращаться с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменией и убрали со страниц такую популярную раньше тему, как нарушения прав человека в этих странах», — отметил эксперт ЦИСА в интервью DW. Он исходит из того, что эти страны, в первую очередь Узбекистан, будут подключаться к афганской стратегии США.

Хорошо информированный источник в Узбекистане на условиях анонимности подтвердил DW предположение Андрея Серенко о том, что в Ташкенте внимательно следят за событиями в Афганистане и за действиями США на этом направлении. По словам источника, руководители Узбекистана не любят обсуждать эти действия публично. Однако по определенным признакам можно сделать вывод, что новый президент страны Шавкат Мирзиёев придерживается точки зрения его предшественника Ислама Каримова, который считал, что наличие американских солдат в Афганистане делает жизнь в Узбекистане более спокойной.

ТАПИ, «Мир» и интересы Китая

Далее источник напомнил, что в июне 2017 года стало известно о рассмотрении руководством «Узбекнефтегаза» вопроса о присоединении к проекту ТАПИ — газопроводу, который призван соединить месторождения Туркмении с Пакистаном и Индией, пройдя через территорию Афганистана. Этот проект, в котором крайне заинтересована Туркмения и который под разными названиями в течение трех десятков лет лоббируют США, упирается в отсутствие стабильности в Афганистане. Желание участвовать в ТАПИ подкрепляет у Ашхабада, а теперь и у Ташкента, интерес к расширению военных возможностей США по обеспечению безопасности при реализации этого проекта.

Но, с другой стороны, и в Ташкенте, и в Ашхабаде тогда должна вызвать озабоченность другая часть плана Трампа — пакистанская. Ведь дальнейшее расхождение позиций Вашингтона и Исламабада может вызвать отказ последнего поддерживать ТАПИ и решение выбрать другой трубопровод, «Мир», который тянут в Пакистан из Ирана и который, как напоминают эксперты, поддерживает Китай. Без Пакистана ТАПИ реализовать невозможно.

Между тем уровень влияния Вашингтона на Исламабад сейчас достиг минимума, полагает живущая в США эксперт аналитического центра IDEAS Фавзия Накви. В интервью DW она высказала мнение, что если Трамп выполнит свою угрозу и урежет помощь Пакистану, это лишь усилит позиции Китая в Пакистане и, соответственно, в регионе. То есть можно сделать вывод, что план Трампа не гарантирует осуществления экономических проектов, инспирированных США и привлекательных для ряда стран Центральной Азии.

США не планируют разгромить талибов

Впрочем, Андрей Серенко исходит из того, что Вашингтон вовсе не намерен загонять Пакистан в угол. По его мнению, план Трампа хитрее, чем его интерпретируют. А жесткая риторика американского президента в адрес пакистанцев, как и в адрес талибов, не означает, что США готовы пойти на экстраординарные меры, чтобы заставить Исламабад выполнить все их условия или действительно разгромить талибов.

«Пообещать — не значит жениться. Этот план предполагает очень серьезный политический прессинг на вербальном уровне и, конечно, ряд силовых мер с тем, чтобы подтолкнуть талибов к переговорам, Пакистан — к более действенному сотрудничеству. А страны региона — к возвращению к многовекторной дипломатии и общению не только с Москвой и с Пекином», — подвел итог российский эксперт.

Yenicag.Ru

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 126
Категории:
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."