Немецкий политолог: «Санкции против России бьют по немецким и американским производителям»

Автор: Кавказ Омаров

главный редактор

О полит-экономической ситуации в Европе и победе Макрона на президентских выборах во Франции рассказал Yenicag.Ru немецкий политолог Александр Рар.

— Как вы оцениваете победу Макрона во Франции и какая реакция была в Германии от этой победы?

— Победа Макрона – это спасение Европы, все вздохнули с облегчением в Германии и не только в Германии, элиты, во всяком случае, но и во всей Европе. Потому что принято сейчас считать, что Европа останется такой, еще сильнее станет, и станет на уровень построение соединенных штатов Европы под руководство не только Германии, но и Франции.

Германии было важно, чтобы она лидировала не одна, потому что ей не по плечу и по политическим причинам, поэтому нужен был сильный, понятный, французский партнер, который смог бы восстановить на пару с госпожа Меркель «двойной двигатель» Германия-Франция для усиления Европы. И сейчас многие думают, что все получилось, поэтому и ликуют. С другой стороны я еще до сих пор не помню, германский истеблишмент так вмешивался в выборы во Франции. Кому ни лень из политического руководства в Германии, все выступали на стороне Макрона, все предупреждали французов не голосовать за Ле Пен и такое вмешательство и избирательный процесс, я еще не помню в Европе.

И это вызывает много вопросов. С одной стороны здесь критикуют Россию, что она вмешивается в избирательную компанию других государств в Европе, а сама Европа еще мощнее делает тоже самое.

— А как вы оцениваете проблемы, которые сегодня есть во Франции? Проблема с мигрантами, экономические проблемы, бюрократический аппарат дает сбой. Можно ли считать Макрона экономическим спасением для Франции?

— Пока что изменения проходят двумя аспектами: Первое – это техническое оперативное политика, практическая политика. Тут ситуация намного хуже чем в Германии, там и безработица, и геттоизация целых районов, больших городов. Очень трудно бороться с глобальным международным терроризмом, для которой Франция – это главная мишень. Франция не проводила нужные рыночные реформы для своего рабочего сектора, что например, сделали в Германии.

То есть социальная система лопается по швам во Франции, а доход от производства, от налогов, уже достаточно ограниченный. Франции нужны срочные реформы, как опять активизировать людей, как поправить экономику, как вернуть Францию в нужное русло производства глубочайшими и болезными реформами. Тут большой вопрос сможет ли Макрон это сделать, и как он это будет делать. Это большой вопрос, потому что за ним фактически нет партии, и насколько самостоятельный политик сможет все это провести – это большой вопрос.

Но есть и второй аспект все этого, касаемо того, почему в Европе ликуют победе Макрона. Это атмосфера, хай, как говорится на Западе, подъем эмоции и восторг, что вот такой молодой президент, необыкновенный человек, энергичный, на чисто атмосферных каких-то моментах может людям вдохнуть новую идею и живость в ЕС. Этому надеются во всей Европе и это краткосрочный момент, но этим моментом постараются воспользоваться.

— Как известно и Германии в этом году ожидаются выборы. В этой связи как бы вы оценили шансы Ангелы Меркель и других кандидатов?

— Сейчас говорить о выборах в Германии сложно, потому что если летом в Германии не дай Бог произойдет теракт, надо будет все по-другому анализировать, и настроение людей резко изменится. В таком случае партия правых может набрать вес. На сегодня, надо сказать, что госпожа Меркель солидно лидирует и она смогла доказать немцам, что она приостановила кризис беженцев.

Насколько она это смогла сделать, это еще большой вопрос, но СМИ ее показывают в лучшем свете, что беженцы больше в Германию не попадают, с криминалом беженцев воюют, и не послушных выдворяют на родину. Политика открытых дверей Германии закончилась, а теперь наоборот политика закрытых дверей она подействовала на ситуацию тоже и люди бегут к ней и ее поддерживают. И у Шульца, которого 3 месяца назад был подъем в рейтинге, а сейчас опять падает. Многие задаются вопросом, что господин Шульц предлагает в альтернативу Меркель, почему его избирать, если все этом можно получить от Меркель. Поэтому в Германии выборы будут скучными и тут драматизма, такой как во Франции ожидать не приходится.

— Как известно Дональд Трамп выступает против соглашений с Ираном с одной стороны, а с другой стороны, он также выступает против антироссийских санкций. Как ЕС будет реагировать на такую политику России?

— Надо сказать, что политика санкций не привела каким-либо результатам. Это скорее выражение беспомощности Запада, у которого других методов нет. Санкции вводились ради собственного алиби, чтобы сказать, что: «Мы что-то делаем, против тех, кто нам не нравится».
На самом деле санкции против России имели эффект 2 года тому назад, но сегодня Россия к этим санкциям привыкла и в определенных сегментах экономики Россия восстановила. Она пригласила Иран и Турцию и Китай в российский рынок.

Германия, которая десятилетиями поставляла свой ширпотреб на российский рынок просто хватается за голову при виде, что её место на российском рынке уже занято азиатами. Теперь им приходится закрывать целые производства, которые были рассчитаны на Россию и Евразийский союз и поэтому уже сейчас санкции бьют по немецким и американским производителям. Самое главное – это финансовые санкции, вот этим хотели серьезно Россию наказать.

Но Россия сейчас с государствами БРИКС создает свою финансовую систему. Так что санкции на Россию уже не действуют. Поэтому Запад этим подписывается на свою немощность и многие выступают за снятие санкций, за то, чтобы с Россией вести диалог, вместе подумать о создании новой европейской системы безопасности, приостановление расширения НАТО. Но есть такие страны как Польша, Англия, Швеция, прибалтийские государства, которые выступают за ужесточение санкций по отношению к России, потому что они верят, что они могут навредить российской экономике и наказать Россию за Крым.

Пока такие страны достаточно влиятельно выступают за санкции в Брюсселе, они не убираются. Тем более у госпожи Меркель, вместо реальной политики, у нее превалирует политика либеральных ценностей. Она все мерит по тому насколько ее партнерское государство демократическое или не демократическое, соблюдаются ли там права человека или нет и она все в Сочи высказала.

Она сказала о правах геев в Чечне, она сказала, что Россия вмешивается в избирательную кампанию в Германии и так далее. За что она получила большие аплодисменты в своей стране и поэтому она не думает снимать санкции.

Что же касается ситуации вокруг Ирана, то тут очень сложная ситуация. Я думаю эта ситуация сильно отличается от того, что было 10 лет тому назад, когда Россия и Китай присоединились к санкциям в отношении Ирана, а сейчас они этого делать не будут. Потому что Россия в тесных союзных отношениях с Ираном в Сирии и сама тоже под санкциями. Поэтому Иран тоже понимает, что сейчас он будет иметь российское плечо.
России это даже выгодно, чтобы Тегеран все больше интегрировал в ШОС и ЕАЭС, который должен быть большим экономическим рынком к которому будут присматриваться все больше и больше государств, такие как Пакистан, Турция, Индия, и даже Азербайджан, так как ей многие пути в Европу закрыты. Так что есть большая опасность, что США столкнуться сильно с Россией по Ирану. Но есть и другая опасность, Китай может столкнуться с США по вопросу Северной Корее.

Ниджат Гаджиев
Yenicag.Ru


© При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Обсуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adv

Adv