Национальный колорит в живописи Тариэля Ахмедова – ИНТЕРВЬЮ+ФОТО

Автор: Рустам Гасымов

главный редактор

Нашим сегодняшним собеседником стал молодой многообещающий азербайджанский художник Тариэль Ахмедов, который не мыслит своей жизни без изобразительного искусства. Были времена, когда обстоятельства вынудили его на время оставить живопись, но возвращение было даже краше, чем само начало творческого пути.

Во время нашей беседы мастер рассказал, как у него зародилась любовь к рисованию, где он начал изучать академический рисунок, кого он считает не просто своим педагогом, а наставником. Итак, представляем вашему вниманию интервью с Тариэлем Ахмедовым.

— Тариэль, расскажите, как произошло Ваше знакомство с живописью?

— Будучи ребенком, мне, как и большинству детей, нравилось рисовать. Я мог заниматься этим часами, настолько это был увлекательный и интересный процесс. Родители, заметив мое увлечение, решили отдать меня в дом пионеров (тогда мы жили в Шамахы), где я проучился ровно десять лет с 6 до 16, до момента окончания школы. Хороший прочный фундамент был заложен уже в те годы. Опыт, полученный во время учебы в доме пионеров, мне очень помог в будущем. У меня были компетентные учителя, у каждого из которых я взял что-то свое.

— После окончания школы Вы решили продолжить образование за рубежом…

— Да, я отправился в российский город Тамбов, где продолжил обучение в училище и изучал старинное русское искусство – хохломскую роспись. Годы, проведенные училище, пошли мне на пользу. Постижение основ данного вида искусства стало новой страницей в моей творческой жизни. Скажу вам, что создание узоров, неспешное выведение орнаментов, академического рисунка — это не только сложный, но и очень увлекательный творческий процесс. Считаю, что знания, получаемые человеком, в моем случае художником, не проходят бесследно и приносят свою пользу. Например, 10 лет обучения в доме пионеров также сказали свое слово. Учителя часто ставили меня в пример другим ученикам, говоря, что у Тариэля, приехавшего к ним из южной страны, прекрасно получается русское национальное искусство. Признаюсь, я сам этому удивлялся, но схватывал налету. Поэтому у меня всегда была твердая «5» (улыбается).

— Однако Вам пришлось на долгое время «расстаться» с живописью…

— Да, к большому сожалению. Вместе с практикой я проучился в тамбовском училище 2,5 года. Затем я хотел поступить в училище Репина или Сурикова. Однако этот период совпал с первой половиной 90-х годов прошлого столетия, периодом после перестройки, активных боевых действий в Карабахе. Это было сложное время. Обстоятельства вынудили меня вернуться на Родину и заняться семейными делами. Поэтому мне пришлось на время оставить искусство. Я даже не заметил, как пролетело больше 10-ти лет. Сегодня, оглядываясь назад, я понимаю, сколько мог бы сделать, если бы у меня получилось продолжить обучение, к примеру, в училище имени Репина, какие знания я бы мог получить, и как бы это повлияло на мое становление, как личности и как художника.

— Но любовь к изобразительному искусству все-таки была сильнее и спустя столь долгий перерыв Вы все, же, вернулись…

— Да! Конечно, на первом этапе возвращения было сложно, но желание было сильнее. На этом этапе мне очень помог заслуженный художник Азербайджана, эксперт-реставратор Натик Сафаров, который не только мастер своего дела, но и прекрасный человек, наставник, учитель. Считаю, что попасть в руки хорошего педагога – это большое счастье. Несмотря на то, что у меня нет диплома о высшем образовании, я получил все необходимые знания от Натика муаллима, который раскрыл мне многие секреты изобразительного искусства, что мне очень помогает в творчестве.

Опыт, переданный мне Натиком муаллимом, думаю, ничем не уступает знаниям, которые я бы приобрел за время обучения в Академии. Он позволил мне восполнить существующие пробелы и улучшить свое мастерство. У него сложный характер, он очень требовательный учитель. Возможно, кому-то это не нравится, но в моем случае наоборот. Считаю, что именно столь высокая требовательность учителя позволила мне совершенствоваться и развиваться в профессиональном плане. Представьте себе, что даже сегодня я продолжаю советоваться с Натиком муаллимом и показываю ему каждую мою работу, хотя он говорит, что в этом уже нет необходимости, так как я уже достиг необходимого уровня.

— С чего началось Ваше возвращение?

— С графики. Мне нужно было время, чтобы, грубо говоря, набрать форму. Спустя время, в 2011-ом году, Натик муаллим сказал, что пришло время заняться живописью. С того момента начался новый этап моего творчества.

— К каким сюжетам Вы чаще всего обращались в то время?

— Первыми картинами были пейзажи. Я очень люблю азербайджанскую природу, поэтому старался перенести на холст ее красоту. Затем были тематические сюжеты, портреты, натюрморты… Например, портреты это очень сложный жанр, где от художника требуется показать внутренний мир человека, его характер, харизму, переживания. А это можно сделать только будучи хорошо знакомым с тем, чей портрет ты собираешься написать. Поэтому герои большинства написанных мною портретов – это мои знакомые, друзья, родственники, одним словом, те люди, которых я хорошо знаю.

— Тариэль, Вы всегда уделяете внимание национальной тематике?

— Да. Независимо от выбранного жанра, будь то пейзаж, натюрморт, портрет или тематический сюжет – я стараюсь писать картину с элементами национального колорита и особенностями азербайджанского народа. На своих полотнах мне нравится изображать старинные вещи, монеты, медную посуду, украшенную узорами, азербайджанские ковры, старые книги. Я делаю это для того, чтобы зритель, смотрящий на мою картину, сразу понял, что работа написана азербайджанским художником.

— Многие, кто видел Ваши натюрморты, сравнивают их с голландской живописью. Что Вы об этом думаете?

— Дело в том, что натюрморты пишут художники самых разных народов. Однако, игра света и тени очень часто подталкивает людей делать сравнение именно с голландской живописью. Но я всегда усердно работаю над своим собственным стилем, а в последнее время этот процесс только усилился. Конечно, мы всегда учимся, художник постоянно находится в творческом поиске. Главное – это найти свой стиль и почерк, благодаря которому твои картины будут всегда отличаться от полотен других художников. Думаю, постепенно у меня это стало получаться, хотя это очень долгий процесс, ведь вся наша жизнь – это самосовершенствование. Главное – не останавливаться и продолжать работать над собой. Поэтому, если вы посмотрите на сегодняшние мои натюрморты, сразу поймете, что автор Тариэль Ахмедов (улыбается).

— Однако, Вашей сильной стороной можно несомненно назвать книги, которые у Вас получаются чуть ли не лучше, чем в реальности…

— Многие это отмечают, как обычные любители живописи, так и профессиональные художники. Я всегда ищу старые книги, обошел все букинистические магазины города. Писать книгу сложно, но результат того стоит. Многим людям нравятся именно написанные мною книги, и меня это радует. Вообще, я люблю работать над мелкими деталями, узорами, орнаментами, монетами, медными изделиями.

— А что касается Ваших натюрмортов, они все написаны с натуры?

— Несомненно! Написание натюрмортов и то, какие фрукты будут там отображаться, зависит от времени года, так как я пишу только с натуры. Нужно почувствовать запах фрукта, насладиться его цветом, подержать в руках, чтобы потом передать зрителю его вкус и аромат.

— Тариэль, сколько времени в среднем уходит на создание одной работы?

— Это зависит от техники написания полотна и сюжета картины, чем он сложнее, тем больше времени уходит на его реализацию. Бывает, маленькая картина занимает больше времени, чем большая. Длительность варьируется от недели до нескольких месяцев. Дело в том, что я не могу работать ночью, мне нужен естественный свет. Поэтому у меня творческий процесс длится примерно 6-7 часов, а в летнее время, немного удлиняется.

— Где вы находите сюжеты для своих картин?

— Я в постоянном творческом поиске. Мозг художника редко отдыхает. Меня всегда посещают разные идеи. Даже приходя домой, я беру небольшой блокнот и начинаю делать зарисовки (эскизы), многие из которых становятся сюжетами для будущих картин.

— Как вы совершенствуете свои знания?

— Читаю книги. Я прочитал обо всех азербайджанских художниках, познакомился с их биографией и творчеством. Помимо наших живописцев, я восхищаюсь творчеством русских художников, которые золотыми буквами вписали свои имена в мировую живопись. Мне нравится творчество Крамского, Свитского, Репина, Левитана, Прянишникова, Верещагина, Васнецова, Шишкина, Саврасова, Васильева, Серова, Малявина, Виноградова, Герасимова, Шилова и других. Знакомясь с творчеством и биографией великих художников, ты понимаешь, насколько они были преданы своему делу и до последнего вздоха находились возле мольберта, создавая шедевры. Именно поэтому они и остались в истории мировой живописи, а их имена будут на устах всех последующих поколений.

— Не задумываетесь ли Вы о своей персональной выставке?

— Персональная выставка для художника – это очень ответственный шаг, к которому нужно готовиться. Хотя мой внутренний голос говорит, что, возможно, еще рано, окружение и профессионалы заверяют, что время уже настояло (улыбается). Наверное, со стороны виднее. Тем не менее, я продолжаю работать. Сейчас у меня более 20-ти работ. Думаю, в скором времени, я напишу живописные работы, которые войдут в экспозицию.

— Тариэль, спасибо Вам большое за интересную беседу. Мы Вам желаем удачи и творческих успехов!

— Спасибо за проявленный интерес к моему творчеству.

Фотографии предоставлены Тариэлем Ахмедовым 

Рустам Гасымов
Yenicag.Ru

 

 

Галерея данного материала:


© При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Обсуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adv

Adv