О ситуации в Ливии и влияния России в процессы, которые идут в Ливии, рассказал Yenicag.Ru российский политолог преподаватель национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», эксперт по Ближнему Востоку, Григорий Лукьянов.

— Можно ли сказать, что Генерал Хафтар является пророссийским политиком в Ливии?

— На мой взгляд, маршала Халиф Хафтара в современных условиях нельзя назвать политиком с однозначной ярко выраженной ориентацией на какую-либо страну, кроме самой Ливии. Россия здесь не исключение. В основе его неформальной политической программы и политического имиджа, который конструируют его сторонники для внутреннего и внешнего потребителя, лежит идея воссоздания обрушенной ливийской государственности исходя из первоочередности примата интересов ливийского народа. Чтобы этот образ функционировал, ливийский военачальник не может позволить себе показаться слабым и зависимым от какой-либо чужой страны, организации или структуры, за пределами Ливии.

По этой причине Х. Хафтар старается продемонстрировать, что не имеет постоянных внешнеполитических симпатий и ориентаций и делает все возможное, дабы сотрудничать с максимально широким набором контрагентов. По крайней мере об этом говорит тот факт, что он постоянно стремится диверсифицировать свои контакты за пределами Ливии, налаживая диалог и выстраивая доверительные отношения, основанные на взаимной выгоде,как с соседями, так и с региональными и глобальными державами. Такое положение на практике позволяет ему получать максимум прибыли, накапливать политический вес и капитал, не тратя при этом ничего.

Не зря после заключения соглашения и прекращении огня между силами Правительства национального согласия и Ливийской национальной армии в Париже 25 июля 2017 г., Х. Хафтар направился в Москву, где побывал с визитом 14 августа 2017 г. Не успел французский президент Э. Макрон заявить о беспрецедентном успехе французской дипломатии, как ключевой участник переговорного процесса продемонстрировал, что может и хочет говорить не только с Парижем, но и с Москвой. На фоне того, что позиции Франции и России по целому ряду вопросов ближневосточной политики расходятся достаточно заметно, данное обстоятельство выглядит показательно.

— А делает ли сама Россия свою политическую ставку на Хафтара?

— Среди всех внешнеполитических партнеров Х. Хафтара можно выделить тех, с кем его связывает достаточно длительная история сотрудничества, общность видения того, какой должна быть Ливия после войны и какое место она займет в региональной политике. Это, в первую очередь, Египет, ОАЭ и КСА, которые оказали неоценимую организационную и финансовую поддержку при создании Ливийской национальной армии, возглавляемой маршалом и являющейся его главным капиталом в военно-политическом противостоянии. Во вторую очередь следует назвать США, Францию, Великобританию, исторически имеющие свои интересы собственные интересы и способы воздействовать на ситуацию в Ливии. Для спецслужб всех трех стран Х. Хафтар прекрасно известен еще с конца 1980-х гг., когда его рассматривали в качестве одного из немногих кандидатов на роль лидера восстания против Муаммара Каддафи.

И только после этого я бы сказал о России, чья роль в урегулировании ситуации в Ливии в настоящий момент рассматривается лишь гипотетически. У России нет в Ливии таких интересов, которые бы заставили российское руководство вмешаться в стихийное развитие конфликта в этой стране и поддержать одну из враждующих сторон. Имея определенные возможности, ресурсы и опыт, оно не имеет мотива для их применения в Ливии на современном этапе.

Российское государство устами МИДа неоднократно заявляло о своей приверженности идеям и ценностям Схиратского соглашения, а также заявляло о своей готовности говорить со всеми участниками политического процесса. Такая позиция имеет ряд «плюсов» и «минусов», но до сих пор положительный эффект от нее превосходил отрицательный.

Поддержание регулярного диалога со всеми сторонами конфликта – это не только идея, но и практика российской политики на ливийском направлении. В начале сентября с визитом в Москву прибыл министр иностранных дел Временного правительства (Тобрук) Мохаммед Дейри, а в середине месяца – вице-премьер Правительства национального единства (Триполи) Ахмед Майтыг и представитель командования ЛНА генерал Ахмед Мисмари. Все эти политики представляют разные стороны ливийского противостояния. Без диалога со всеми ними поиск консенсуса в Ливии невозможен.

— Каковы шансы Х. Хафтара выиграть войну?

— В военном отношении это достаточно сложный вопрос. За три года операции «Достоинство», в рамках которой ЛНА ведут борьбу со своими противниками, не было проведено ни одной крупной военной операции.

Значительные людские ресурсы, которые удалось получить Х. Хафтару благодаря договоренностям с племенами, не решают всех его проблем. ЛНА не хватает современного оружия и техники, припасов, обученных и опытных командиров. Основной ее костяк и главная наступательная сила – это сравнительно малочисленные элитные формирования, вроде «Саика», и наемники из суданского Дарфура и Чада. В 2014 г. ЛНА не смогла закрепиться в Триполи и удержать столицу;на два года (2015-16) затянулась борьба за нефтеналивные терминалы и морские порты на Северо-Востоке; три года длятся осада и зачистка Бенгази; в 2017 г. провалилась попытка взять под контроль Себху и юг страны.

Как видно, военная мощь Ливийской национальной армии, подконтрольной Х. Хафтару, весьма преувеличена, но ее военный потенциал действительно существенен и не замечать его нельзя.

Куда выигрышнее видится арсенал политических средств, доступных маршалу Х. Хафтару. Он уверенно добивается признания своих претензий на лидерство со сторон арабских и европейских государств. Президент Франции Э. Макрон принял в Париже Х. Хафтара, хотя он не является даже гражданским лицом и официальным представителем ливийского государства, ни одного из его правительств. Как бы не хотелось им того, но европейские лидеры уже один за другим признают обоснованность претензий Х. Хафтара на власть. Яркое тому подтверждение – участившиеся визиты делегаций из Франции, Великобритании и даже Италии в Ливию для встреч с всесильным Маршалом.

Уверенное движение Хафтара к вершине ливийского политического Олимпа встречает все также много преград на поле боя, но все меньше препятствий со стороны иностранных государств. Внутренние противоречия никуда не исчезли и социальная база политической поддержки маршала Хафтара на Северо-Западе, на Юге и даже на Северо-Востоке все еще очень шатка. Но в тоже время, за редким исключением, создается впечатление, что европейские и арабские политические лидеры смирились с необходимостью пройти стадию построения авторитарного режима на пути к восстановлению ливийского государства.

Ниджат Гаджиев
Yenicag.Ru

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 629
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."