Сегодня 3 вооруженных террористов ИГ ворвались на территорию иранского парламента и в мавзолей лидера иранской революции, взяли людей в заложники и начали стрелять по сторонам, передает Yenicag.Ru со ссылкой на иранские СМИ.

Во время перестрелки погибло 2 человека и 13 человек были ранены. По информации один из террористов взорвал себя у входа мавзолея.
Место происшествия оцеплено полицией и военными.

Отметим, что спустя время распространилась информация о том, что террористическая группировка ИГ взяло на себя атаку на Парламент Ирана и на мавзолей Хомейни.

Какие силы стоят да данным инцидентом, и кому это выгодно нам помог разобраться известный азербайджанский политолог Зардушт Ализаде.

— Зардушт муаллим, сегодня в Иране произошел теракт. Вооруженные люди ворвались на территорию парламента и в мавзолей Хомейни. Во время перестрелки пострадали люди. Позже террористическая группировка ИГ взяло на себя эту атаку. Как, по-вашему, на фоне катарского кризиса кто стоит за этим нападением?

— Если говорить о том, кто стоит за терактами, которые происходят в разных странах мира, включая Англию, Германию, Францию, России и другие, то это, конечно, разного рода террористические организации, за которыми в свою очередь стоят некие международные силы, спецслужбы, финансовые круги, геополитические интересы и прочее. Борьба против террора очень выгодный международный проект, который дает многим прекрасную возможность заработать, причем хорошо. Это происходит, когда страна влезает на территорию другого государства под флагом мира или борьбы с терроризмом. До недавнего времени Запад очень вольготно себя чувствовал в регионе Ближнего Востока, но друг появилась Россия, которая тоже вторглась в Сирию под флагом борьбы с терроризмом, что вызвало большое недовольство у Запада. Затем на территории Сирии появился Иран со своими спецслужбами под аналогичным лозунгом. И в этом контексте Ирану дали явно понять, что, пожалуйста, веди борьбу против террора на своей территории, а не в другом государстве.

Террористы требуют от стран, на территории которых совершают теракты, чтобы они убрались с Ближнего Востока. Они этого требовали и от Франции, Великобритании, Германии, России и других государств, которые принимают активное участие в сирийском вопросе. Это своего рода политическая игра, которая сегодня перекинулась и на территорию Ирана.

— Какие меры начнет принимать Тегеран в ответ на эту атаку?

— Иран, естественно, будет идти по пути тех стран, которые столкнулись лицом к лицу с террористической угрозой ИГИЛ. Они буду ужесточать меры безопасности, совершать примитивные аресты и обыски, усиление охраны мест массового скопления людей и прочее. Они ничего нового в этом плане не придумывают. Вместе с тем, эти теракты показали, что ИГИЛ имеет весьма слабые позиции в Иране. Они не осмелились напасть на те центры, где принимаются важные решения, например, на резиденцию главы Исламской Республики и резиденцию религиозного главы Ирана. Вместо этого они атаковали парламент страны, который имеет второстепенное значение в Иране, а также мавзолей Хомейни, который открыт для свободного посещения.

— Вы отметили, что террористическая группировка ИГИЛ имеет весьма слабые позиции в Иране. Как, по-вашему, почему?

— Иран идеологическое государство, очень мощное и хорошо организованное, где имеет четко выстроенная пирамида власти. Поэтому туда проникнуть очень сложно. Приведу пример. Пока в России коммунизм правил как идеология, Западу там нечего было делать. Как только коммунизм начали демонтировать, СССР рухнул. В Иране ситуация схожа. На первое место выходит следующее: книга Коран, пророк Мохаммед, верность исламским ценностям. Пока это есть, пока сильная идеология, Иран непобедим. Как только эту систему начнут демонтировать под криками права человека, демократия, плюрализм и многое другое, Иран рухнет, как государство. Но пока Иран консолидирован вокруг своих идеологических установок и теократии, как структуры государства, Тегеран непобедим.

Что касается ИГИЛ, то это абсолютно другая «песня». Халифат суннитский или ваххабитский, который религиозному Ирану глубоко чужд, поэтому они его не принимают, относятся к нему враждебно, считая его ересью. Против этой ереси они борются, включая силовые методы. Иран будет продолжать эту борьбу. Корпус стражей исламской революции под командование Солеймани громит джихадистов в Сирии.

— А что касается Катара?

— Что касается катарских событий, то нужно подождать, когда наш мудрый новый президент США Дональд Трамп оповестит о том, что он напишет о событиях в Иране. Про бойкот Карата, дипломатическое давление на эту страну он написал в своем Твиттере – «Я говорил катарскому эмиру, я приехал в Ближний Восток и вот посмотрите, что в итоге произошло». Наверное, он еще что-то напишет и про Иран. Попытки сколотить арабское антииранское объединение обречены на провал, так как ситуация следующая. Давайте посмотрим, какие страны выступили против Катара. Это были страны, которые непосредственно зависят от Саудовской Аравии в финансовом отношении или же имеют с Катаром определенные идеологические противоречия. Всем известно, что Катар не признал свержение Мухаммеда Мурси с поста президента Египта и, как следствие, не признает нынешнего главу этой страны. Поэтому не удивительно, что Египет присоединился к бойкоту Катара. В Лигу арабских государств входят 22 страны. В исламской конференции 57 государств. Сколько из них поддержали Саудовскую Аравию в катарском вопросе? Ответ – ничтожное меньшинство, не считая Мальдивы, разрушенную Ливию, где идет противоборство между различными группировками и т.д. Поэтому эта коалиция против Катара довольно шаткая, где всего два серьезных игрока, а именно Саудовская Аравия и Египет. А что касается стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, то они вынуждено пошли на этот шаг под давление Саудовской Аравии, так как не хотели портить отношения со своим могущественным богатым и влиятельным соседом.

— Как, по-вашему, присутствует ли в этом вопросе рука Соединенных Штатов Америки?

— Кто бы что не говорил, не стоит забывать, что Америка глобальная держава, которая имеет посредственное и непосредственное влияние на процессы, происходящие и в Азербайджане, и в Китае, и в России и в других стран мира. Я не хочу сказать, что США является непосредственным организатором сложившейся ситуации с Катаром, но уже речь г-на Трампа показывает, что да, США заинтересованы в том, чтобы события подобного рода случались, и они бы получали свою непосредственную выгоду от расклада событий. А влиять можно двумя способами: либо путем оказания давления на Катар, либо путем посредничества. Америка сама выбирает приемлемый для себя способ.

— Как вы думаете, чем закончится скандал, разразившийся вокруг Катара. Ходят слухи, что Катар собирается покинуть ОПЕК. Что это судит для международного рынка нефти и энергоресурсов?

— Катар не в таком положении, чтобы быть заинтересованным в конфронтации и ухудшении своих связей с другими государствами. Руководство страны будет искать пути примирения и нахождения каких-то компромиссов.

Рустам Гасымов
Yenicag.Ru

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 57
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."