Предполагаемым исполнителем теракта в Санкт-Петербурге был Акбаржон Джалилов — 22-летний уроженец Киргизии, пишет DW.

Приезжие из Таджикистана, Узбекистана, Туркмении и Казахстана рассказывают о том, почему после теракта они старались не спускаться метро, как изменилось отношение к ним прохожих после взрыва, и с чем сталкиваются мигранты из Центральной Азии в Северной столице.

Алишер Саидмурадов, 23 года, Туркменистан

Врач-терапевт, студент

Алишер Саидмурадов

Когда я поехал на работу после теракта, все было хорошо, но когда возвращался обратно, я сел, а женщина рядом встала и ушла в другой конец вагона. Я заметил, что у старшего поколения во взгляде есть какая-то опаска. Но я просто надеваю наушники и все. В каком-то смысле я их понимаю и не осуждаю.
Адекватные люди понимают, что теракт никак не связан с национальностью и религией. Что какие-то дураки решили сделать это во имя псевдо-Аллаха, псевдоислама или еще во имя чего-либо. Версий ведь много. Те, кто этого не понимает, возможно, и будут к нам относиться негативно.

У меня были единичные случаи, когда люди просто не хотели общаться. Особенно в первые годы, когда часто требуется помощь, не знаешь, как куда-то добраться. Но потом я стал более самостоятельным и меньше обращался к прохожим — из-за этого, наверное, я перестал это замечать.

Бывало, что люди затрагивали именно национальность — религию нет. Например, я помню, мы стояли с друзьями, они курили и попросили прикурить сигарету. Проходил русский парень, и он просто послал их на три буквы, сказал «чурки» и ушел. Мы тогда подумали: ничего себе. Но каждый день такого не происходит.
В Петербурге я окончил стоматологический факультет, в сентябре планирую поступить в ординатуру по челюстно-лицевой хирургии. Сюда я приехал случайно: я поступал в Лондон, но колледж, куда я собирался, подорожал в три раза. Вначале я думал, что это будет временно, и я переведусь, но не бывает ничего более вечного, чем временное. Я привык к городу и полюбил его — это моя вторая мини-родина. Но я все-таки уеду домой, как только получу диплом ординатора.

Тамир Сембеков, 24 года, Казахстан

Оператор

Тамир Сембеков

Я в Петербурге чуть менее двух лет. Первое время у меня была короткая прическа и очень большая борода. По моим наблюдениям, когда я ходил с короткой прической, меня через эти рамки (в метро — Ред.) гоняли чаще. Сейчас я хожу с длинными волосами и, видимо, через год проживания в этом мрачном городе у меня стал более понурый взгляд, так что они понимают, что этот парень как-то прижился. Еще у меня есть большой штатив — его тоже часто прогоняют через рамки. В принципе я против этого ничего не имею, это логично — азиат с бородой и большой черной штукой.

После теракта я два дня решил особенно никуда не высовываться, потому что понятно было, что всех будут винтить. Я два раза ездил на метро, меня не проверяли. Но у меня есть одногруппник-араб, и он говорил, что от него отсаживаются. Со мной лично такого не было.

По отношению к арабам, по-моему, все насторожились после ситуации с самолетом. А азиатов тут много, и все более или менее к ним привыкли. Хотя мне кажется, после последних событий станет напряженно.
Думаю, у этого будет длинный шлейф. Еще около месяца ситуация будет обостренная, если — не дай бог — не произойдет еще что-то, потому что события все еще продолжаются (например, на этой неделе в одном из домов Петербурга обнаружили взрывное устройство — Ред.). Если все прекратится, то потихоньку в течение года этот шлейф будет медленно спадать. Это по моим ощущениям.

Абдимумин Уразов, 32 года, Узбекистан

Повар

В понедельник к другу должен был приехать отец из Узбекистана, и я поехал делать ему страховку. Я приехал на «Старую деревню», смотрю — на улице очень много народа. Потом мне звонят, говорят: «У тебя все нормально?». Я говорю: «Да, а что?» — «Сказали, что на «Техноложке» был взрыв, на метро не катайся».
К нам теперь отношение, может быть, другое стало. По-плохому так смотрят, как будто мы, приезжие, виноваты. Но я катался на метро и на Восстания, и на Сенной площади ходил — там все было нормально.
Я здесь с 2008 года. Вначале я месяца полтора работал на стройке — это было тяжело, потом — на железной дороге. Последние четыре года работаю поваром.

Кому как — не знаю, но именно мне тут очень комфортно. Я сколько тут живу, ни с кем не ругался, у начальства везде было очень хорошее отношение, квартиры снимали — с хозяйками тоже никогда не ругался. Проблем не было, потому что я всегда делал документы, нелегально не ходил, ночами так просто не гулял.
Во-первых, что мусульмане, что русские — я такой национализм не люблю. Во-вторых, я не обращаю внимания на то, кто мне что говорит. Я хожу на свою работу, и все нормально. Ни на что не жалуюсь.

Аминджон Абдурахимов, 22 года, Таджикистан

Представитель Молодежного общества студентов Таджикистана

Аминджон Абдурахимов

Я работаю на «Техноложке», где произошел взрыв. Но в тот день меня перевели на другое место, на две станции дальше. То, что произошло 3 апреля, ужасно. Мы ходили почтить память погибших, я видел, как ребята прослезились, потому что каждый из нас мог быть на их месте. Когда это понимаешь, кровь застывает в жилах.

Конечно, все изменилось, на каждом шагу полиция, ОМОН, и первым делом допрашивают людей южной внешности. Мне кажется, теперь мигрантам из Средней Азии будет сложнее получать разрешение на работу и документы для проживания в городе.

Я приехал в Питер четыре года назад поступать в университет. Все эти годы я занимался общественными делами: помогал иностранным студентам, участвовал в городских и всероссийских форумах. В 2016 году меня наградили титулом «Лучший иностранный студент России».

Среди молодежи очень хорошо относятся к студентам из Таджикистана. Да и сами жители Петербурга очень культурные — я в этом убеждался неоднократно. Если им что-то не нравится, они этого не показывают. Конечно, бывает недопонимание, но такие случаи единичны. Петербург многонациональный город, и здесь нашу культуру и традиции хорошо воспринимают.

Я мусульманин, но мне становится обидно за свою религию, когда ее представляют с плохой стороны. Не могу понять, почему теракт привязывают к исламу. Ислам призывает к добру и миру, и в исламе считается большим грехом убивать человека. Грамотные люди это понимают.

Yenicag.Ru

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 59
Категории:
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."