Ситуация в Сирии в последние дни накалилась. В отличие от предыдущих периодов эскалации по линии повстанцы – режим Асада, на этот раз стороной конфронтации с Дамаском и его союзниками выступают США и проамериканские группировки. Теперь это не только силы повстанцев в сирийской пустыне, но и т.н. «Сирийские демократические силы» (SDF), главную роль в которых играют аффилированные с курдским PYD подразделения YPG.

Естественно, что события в юго-восточной и в северо-восточной Сирии с произошедшими там инцидентами между американцами и силами режима следует рассматривать как события, одного и того же пока что «мини конфликта», происходящего на сирийском поле, но способного обернуться в катастрофу гораздо большего масштаба.

Итак, авиация возглавляемой США коалиции в течение месяца несколько раз наносила удары по колоннам проиранских боевиков, лояльных режиму Асада, пытавшихся прорваться к пограничному переходу аль-Танф в юго-восточной Сирии. Но теперь и на севере/северо-востоке страны дошло до боевых столкновений между силами режима и подразделениями SDF в провинции Ракка. Самым резонансным моментом этого конфликта стал инцидент с уничтожением американским F-18E сирийского истребителя-бомбардировщика Cу-22, который, по информации от источников SDF, выполнял боевой вылет против сил альянса. Это спровоцировало новый виток напряженности в отношениях между РФ и США.

Вскоре после этого инцидента, на следующий день (20.06), американцы, несмотря на предупреждения со стороны российского командования, на юге Сирии сбили один (по другим данным два) беспилотника режима Асада. Пентагон продемонстрировал, что не намерен что – то менять в собственной стратегии и тактике в Сирии, дал понять, что США и впредь готовы защищать и оказывать всяческое содействие своим сирийским и курдским союзникам по борьбе с «Исламским государством», в случае угрозы им со стороны режима.

Вашингтон продолжает делать ставку в Сирии на собственных игроков, которыми являются SDF на севере и северо-востоке и группировки повстанцев — «Усуд аль Шаркийа», «Бригады мученика Абдо» (обе из ССА), а также коалиция более мелких группировок «Revolution Commando» на юге и юго-востоке страны. Кроме того, есть сигналы, которые свидетельствуют о том, что существует вероятность координации действий между этими союзными США силами севера-востока и юго-востока Сирии. Таким образом, речь может идти и о серьезном расширении проамериканского сирийского альянса и о его претензиях на установление «сплошного» контроля над всей восточной Сирией.

В частности, ряд источников SDF на прошлой неделе сообщили о готовящейся переброске подразделений «Сирийских демократических сил» на юго-восток Сирии. Они должны усилить местную группировку ССА перед угрозой атак со стороны силы режима Асада и лояльных ему проиранских парамилитарных формирований. Скорее всего, речь идет об арабских формированиях SDF или поддерживающих их племенных силах, например, «Куат аль Нукба» Ахмада Джарбы.

Действительно, малочисленность местных фракций повстанцев в сирийской пустыне (+/- 2000 бойцов) не оставляет им шанса без американской поддержки устоять перед наступлением сил режима. При отсутствии, каких либо значительных операций в трех из четырех «зонах деэскалации» Дамаск и шиитские формирования способны сформировать на юго-востоке страны значительную группировку. Кроме того, в случае замораживания конфликта с режимом в регионе сирийской пустыни, усиление группировки ССА в юго-восточной Сирии будет способствовать активизации операций сил коалиции в направлении Дейр-аз-Зора с юго-запада.

Сама нынешняя эскалация и новый виток напряженности, связанный с противостоянием проамериканских и проиранских/асадовских сил, с угрозой спровоцировать столкновение между США и РФ в Сирии, имеет несколько граней.

Во-первых, следует отметить, что корни этого обострения находятся в т.н. «астанинском меморандуме» о зонах деэскалации.

В этом документе, вероятно, из-за уступок Дамаску и Тегерану, в том числе и со стороны Анкары, не были упомянуты территории сирийской пустыни, в качестве вошедших в эти зоны. Следовательно, на сирийскую пустыню не был распространен и режим прекращения огня. В Дамаске и Тегеране предполагали, что через эти территории должен быть проложен «шиитский коридор» в Ирак, который бы открыл возможности для свободного маневра силами между Сирией и Ираком. Как известно, большинство шиитских формирований, действующих на стороне Асада, являются именно иракскими. Это могло бы открыть для режима фактически неисчерпаемый источник поддержки, а для Тегерана усилить свои позиции в Сирии, путем переброски туда новых «хомейнистских» отрядов, высвобождающихся в Ираке. Потому установление перемирия на юго-востоке Сирии не входило в планы режима Асада и Ирана.

Во-вторых, становление контроля над Пальмирой открывало Асаду реальные перспективы наступления на Дейр — аз-Зор для разблокирования этого крупного центра одноименной провинции. В то же время роль Пальмиры в качестве стратегического пункта развертывания операции в направлении Дейр аз Зора так и не была востребована. Вместо этого силы режима и его «хомейнистские» союзники пытаются вести наступательные действия либо на юге Сирии — против группировки ССА в сирийской пустыне, либо на севере и вместо Дейр-аз-Зора стремятся выйти к Ракка. Как известно, операцию по взятию этого города уже проводят SDF при поддержке возглавляемой США анти – ИГ коалиции.

Такая стратегия сирийского режима и стоящего за ним Тегерана вызвана, в первую очередь, стремлением не допустить перехода территорий, удерживаемых ИГ, под контроль SDF или повстанцев. Отсюда попытки заблокировать им пути наступления на центры ИГ в Сирии.

Также и в ИГ понимают это стремление Дамаска и, видимо, пытаются играть на этих противоречиях. Так, практически без боя за последние две недели были сданы режиму значительные территории. Например, дорога из Пальмиры в иракский Анбар. В случае установление режимом устойчивого контроля над ней, будут перекрыты пути наступления союзным США подразделениям ССА из сирийской пустыни на Аль Бу Камаль и Дейр аз Зор. Стремительный же уход ИГ из районов в восточной части провинции Алеппо и юго-западной Ракка уже привел к конфликту режима и SDF со сбитым сирийскимCу-22.

И, наконец, еще один, как представляется, важный аспект – это попытки уже самих Дамаска и Тегерана спровоцировать виток напряженности между РФ и США.

Любое сближение позиций двух держав и начало между ними конструктивного диалога по сирийскому урегулированию может открыть новый формат взаимодействия, в котором уже не найдется места Ирану, а Дамаск будет принужден выполнять все взятые на себя обязательства. Такое сотрудничество также позволить установить в Сирии устойчивое перемирие, после утверждения, которого начнется срок отсчета конца режима Асада и будет установлена дата его ухода. Естественно это не нужно ни Тегерану, ни Дамаску. Таким образом, как партия войны в Дамаске, так и Тегеран заинтересованы в эскалации российско-американских противоречий в Сирии. От них же можно ожидать провокаций и в дальнейшем.

Специально для Yenicag.Ru Кирилл Семенов, российский политолог, руководитель центра исламских исследований Института инновационного развития

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 122
Категории:
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."