Forbes обсудил с председателем совета директоров «Киевской площади» Годом Нисановым состояние главных проектов группы

Компания «Киевская площадь», по оценке Forbes, заняла 96-е место в рейтинге крупнейших компаний России. В 2017 году (уже в шестой раз) ее совладельцы Год Нисанов F 36 и Зарах Илиев F 34 возглавили рейтинг рантье с доходом $1 млрд 270 млн за 2016 год.

— Ваш выход в высшую бизнес-лигу связан с ТЦ «Европейский». Площадь у Киевского вокзала и дала имя компании.

— Да, в 2003 году мы приобрели площадку рядом с Киевским вокзалом и в 2006-м открыли торговый центр. И уже очень скоро «Европейский» стал центром притяжения и для этого района, и для всей Москвы. Но не только. В год через торговый комплекс в среднем проходит больше 60 млн человек из самых разных городов России и стран мира.

— Это примерно как пассажиропоток Шереметьева и Домодедова, вместе взятых.

— Очень большую роль играет удачное месторасположение. Кроме того, это первый проект такого масштаба и такой красоты, с такими магазинами, ресторанами, кинотеатрами внутри — самая лучшая площадка в Москве. Как десять лет назад, так и сейчас. Кстати, «Европейский» стал первым в Москве торговым комплексом со встроенной парковкой.

— Как сказалось падение покупательной способности на делах в «Европейском»?

— Несмотря на то что в целом покупательная способность населения упала на четверть, проходимость у нас не уменьшилась. За последнее время мы очень много подтянули в «Европейский» всемирных брендов, которых нигде больше в России нет. Поэтому люди туда охотно приезжают — каждый раз что-то новое. Кроме того, мы много денег тратим на украшение комплекса, создание праздничной обстановки, это тоже привлекает людей. Например, каждый малыш перед Новым годом получает у нас бесплатные подарки. Мелочь, но дети очень радуются. В этом году мы построили перед «Европейским» макет светящегося Кремля. Люди фотографировались, активно выкладывали в социальные сети. Также мы установили там первую в России кинетическую люстру, стоимость которой составила $500 000. Сейчас пространство рядом с «Европейским» украсили цветочными арками, люди там сидят по вечерам, общаются, назначают свидания. Это идея моего брата Ильягу Семеновича Нисанова, он является членом совета директоров «Киевской площади».

Макет светящегося КремляМакет светящегося КремляФото DR

— Во сколько обходятся все эти спецэффекты?

— На это мы тратим не менее 15 млн рублей в месяц. Мы все время ищем что-то новое и для города, и для покупателя. Хочется сделать что-то красивое, необычное. Например, к чемпионату мира по футболу — 2018 мы заказали строительство 10 теплоходов в Турции, это обошлось в $15 млн. Это прогулочные яхты, которые будут курсировать по Москве-реке. Мы придумали уникальную подсветку для нашего здания на Новом Арбате. Сейчас оно функционирует как офисное, но мы активно работаем над проектом гостиницы, есть планы по расширению.

— В какие сроки планируете закончить?

— Это зависит от ряда факторов. Мы хотели бы приобрести нижние этажи и сделать все в одном ансамбле. Эти этажи принадлежат другим компаниям, мы с ними — на стадии обсуждения возможности покупки. Речь идет о 14 500 кв. м. Там мы намереваемся сделать конференц-залы, рестораны, магазины. Думаю, в ближайшее время завершим сделку, и тогда это здание будет уникальным. С совершенно другой планировкой. Оно будет своеобразным продолжением «Лотте плаза», располагать паркингом, складскими помещениями со стороны Старого Арбата — они входят в эти 14 500 кв. м.

— Кто будет оператором гостиницы?

— Сейчас мы находимся в процессе выбора будущего оператора, проводим предварительные переговоры. Гостиница на Новом Арбате будет относиться к среднему сегменту, 3–4 звезды. Здесь необходим отель такой ценовой категории.

— У вас есть партнеры? Кто кредитует сделку?

— Это наша прямая инвестиция, кредитной линии нет, само здание мы приобрели у Московского правительства за 2,5 млрд рублей.

— А не много там гостиниц? «Лотте», «Марриотт», «Украина» и «Славянская» относительно недалеко.

— По сравнению с европейскими столицами в Москве пока мало гостиниц в центре. Это все разные сегменты. «Лотте», «Украина» — пятизвездочные гостиницы. В «Radisson Славянской» у нас заполняемость — 100% в течение всего года, потому что она дешевле. Мы хотим сделать отель на Арбате в том же сегменте, что «Славянская», такой бизнес-отель. Тем более что в Москве с каждым годом увеличивается количество туристов. Ожидается, что уже в следующем году турпоток может составить около 20 млн человек. Столица нуждается в новых отелях. И уровня 3–4 звезды, и класса люкс.

— А что с участком на пересечении бульвара и Арбата?

— Мы хотели войти в этот проект, это проект Международного банка Азербайджана, но пока никаких перспектив для нас не вижу. Они еще не определились, как продавать этот участок. Сначала они вышли на переговоры, но затем приостановили их. Уверенности в том, что они хотят продать этот объект, нет. Поэтому на сегодняшний день этот проект в планах у нас не стоит.

— Как началась история с Зарядьем?

— Парк «Зарядье», на мой взгляд, будет самым красивым парком Москвы. Мы с интересом наблюдали за ним с 2012 года. Когда появилась возможность приобретения участка под гостиницу в Зарядье, я внимательно изучил этот проект и понял, что он может быть очень интересен как для города, для развития этого парка, так и для бизнеса. Сделка состоялась в 2016 году. Мы вложили в эту покупку собственные и заемные средства. Здание — наша собственность, земля — в аренде. Банк кредитует только строительные работы.

Парковый фасад гостиницыПарковый фасад гостиницыФото DR

— Каков размер кредита?

— У нас кредитная линия на 9 млрд рублей. Пока мы воспользовались ею лишь частично, взяли небольшую сумму. Объем наших окончательных инвестиций пока не определен.

— Это будет гостиница?

Да, на 148 номеров и 56 апартаментов. Мы бы, конечно, хотели назвать ее «Россия». Ведь на месте парка когда-то стояла именно гостиница «Россия». Это уникальный проект в уникальном месте, и желающих стать его оператором немало. Мы склоняемся к Waldorf Astoria, компании, которая входит в группу Hilton. Они предлагают нам лучшие условия, и, думаю, в ноябре мы заключим с ними контракт. Апартаменты рассчитаны на сервис даже более высокого уровня, чем пять звезд. Мы не будем смешивать гостей и тех, кто постоянно проживает в этом здании. Для постояльцев гостиницы предусмотрена своя зона завтраков, в кармане у Китайгородской стены. В зоне апартаментов будет отдельный ресторан. И также свои бассейн и спа. В гостинице планируется бассейн на 35 м, в апартаментах — на 25 м. Мы хотим создать здесь уникальное в России спа. Сейчас ведем переговоры с ведущими компаниями в этой области из Австрии и Германии.

— Вы реализуете другой проект, не тот, который разрабатывал Дмитрий Шумков.

— Мы полностью поменяли проект прежнего владельца. К работе над проектом мы привлекли несколько творческих групп российских и иностранных архитекторов, среди которых много известных имен с большим опытом такой работы. Так, например, с российской стороны в работе над фасадами принимал участие профессор Международной академии архитектуры Владимир Плоткин, в числе иностранных архитекторов — авторы проекта Московского бизнес-центра «Белые сады» компания APA Wojciechowski (Польша) и имеющая многочисленные международные премии компания GAD из Турции. Совместно со специалистами Департамента культурного наследия Москвы и Москомархитектуры с участием главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова был разработан новый эскизный проект, который вместе с проектом парка «Зарядье» в целом получил весной 2017 года положительную оценку ЮНЕСКО. Полтора месяца назад эксперты ЮНЕСКО приезжали к нам, высоко оценили проект реконструкции Зарядья (частью его является гостиница на Варварке) и назвали его лучшим проектом, которому может позавидовать любая европейская столица.

В отличие от предыдущих вариантов в новом проекте сохраняются все фасады со стороны улицы Варварки и Китайгородского проезда, увеличено расстояние между новым фасадом, выходящим в парк, и храмом Георгия Победоносца на Варварке, уменьшена общая высотность нового комплекса со стороны парка «Зарядье». При этом мы не просто сохраняем все исторические фасады зданий, выходящие на улицу Варварку и Китайгородский проезд, но и восстанавливаем их утраченный декор. И мы пошли ради этого на значительное удорожание проекта, хотя не обязаны были этого делать — все утвержденные архитектурные концепции наших предшественников предусматривали полный снос комплекса. Демонтируются только части фасадов, выходившие на парковую и дворовую сторону комплекса, находившиеся в аварийном состоянии. Воссоздаваемым на их месте фасадам придадут облик бывшего страхового общества «Якорь» и доходного дома купца первой гильдии Зелика Персица, это конец XIX века. Сохраняемые фасады будут бережно отреставрированы, а некоторые фрагменты, утраченные в середине XX века, будут восстановлены на основе архивных материалов.

Исторические фасады гостиницы со стороны Варварки и Китайгородского проездаИсторические фасады гостиницы со стороны Варварки и Китайгородского проездаФото DR

— Архнадзор жестко критиковал строительство в Зарядье.

— Архнадзор сначала не понимал, что происходит, какие именно работы ведутся. Они считали, что реализуется проект прежних владельцев, а он предполагал полный снос исторических зданий, возведение объекта другой высотности, в современном стиле. Я видел этот проект, и мне самому, как строителю, он не понравился. Мы встречались с Архнадзором у главного архитектора Москвы и постепенно, после консультаций, пришли к проекту, который полностью всех устраивает. Сегодня предполагается не только восстановить фасады исторических зданий, но и ценой потери разрешенных площадей застройки сохранить своеобразный фасадный карман вдоль Китайгородской стены, который является одной из уникальных особенностей улиц исторической Москвы. В этом фасадном кармане со свободным входом со стороны гостиницы совместно с археологами будет размещена экспозиция исторических артефактов, найденных при реконструкции объекта. Проект сохраняет также стиль застройки с внутренним двором, характерный для этого района Москвы. И сейчас глобальных обсуждений уже не идет. С Архнадзором мы находимся в постоянном контакте в рамках рабочей группы.

— И все-таки это не просто реставрация.

— Нам сделали несколько проектов. Мы с главным архитектором Москвы остановились на варианте сочетания исторических фасадов и элементов современной архитектуры. Концепцию разрабатывали турецкие архитекторы, в частности ученик Захи Хадид Гекхан Авчиоглу, руководитель компании GAD.

— Почему вы выбрали именно турецкого архитектора?

— За последние годы турецкие архитекторы стали лидерами в сфере строительства гостиниц, особенно в Европе. Я был в некоторых из них, видел, насколько профессионально они умеют сочетать классику и современность. Компания GAD (Global Architectural Development) имеет большой опыт в проектировании гостиниц и многочисленные международные награды, как европейские, так и других стран.

— Когда предполагается ввести объект в эксплуатацию?

— До конца 2019 года будет завершена гостиница. Фасады апартаментов, выходящих в парк, будут сданы чуть раньше.

Артем Дюмин продолжает быть вашим партнером по проекту? Какова его доля? И принимает ли он участие в оперативном управлении?

— Дюмин был партнером до меня и сейчас остается. Его доля составляет 13%. Разумеется, он хорошо разбирается в бизнес-процессах и принимает участие в проекте.

— Москва выставила на торги комплекс зданий на Москворецкой набережной, в том числе Воспитательный дом. Планируете ли участвовать?

— Как инвесторы в недвижимость, мы все, что продается, всегда анализируем на предмет перспектив окупаемости. Мы изучаем и это предложение. Комплекс выставлен на торги с готовым проектом гостиницы и апартаментов. Интерес есть.

— Не будет ли это дублировать проект в Зарядье?

— Может быть, какая-то конкуренция и будет, мы этого не исключаем, но это разные вещи — комплекс на Варварке находится внутри парка, в совершенно исключительном месте. К тому же мы выиграли конкурс на два больших ресторана внутри парка общей площадью более 5000 кв. м. Уникальные, единственные в Зарядье.

— Это собственность?

— Нет, мы операторы. Город проводил конкурс, мы его выиграли, поскольку у нас имеется обширный опыт в организации ресторанов — взять хотя бы те, что расположены в гостинице «Украина». Мы активно занимались этими объектами в течение полугода — и ко Дню города, к открытию парка «Зарядье» они были полностью готовы.

— Кто делает вам кухню?

— Александр Раппопорт, с которым мы уже плодотворно сотрудничали, в частности делали ресторан Erwin — в гостинице «Украина» и на одной из яхт «Флотилии Рэдиссон», в «Европейском» у него есть рестораны. Порядочный, очень профессиональный человек.

— В какой стадии ваш проект экологического небоскреба в Сити? Объем инвестиций? Нашли ли партнера?

— Проект экологического небоскреба (его рабочее название Grand Tower) полностью согласован. Мы получили ордер на работы, закончили полностью подземную часть строительства и сейчас общаемся с банками на предмет кредитования этого проекта. Не исключаю, что мы можем с кем-то войти по этой стройке в долю. По нашим подсчетам, инвестиции составят $400–500 млн. Минимум 80 млн  должны приходиться на внешние — либо кредит, либо партнерство. Рассматриваем и то и другое.

Эконебоскреб Grand Tower в СитиЭконебоскреб Grand Tower в СитиФото DR

— Какова стоимость площадки?

— Мы купили недострой за $229 867 000.

— Как вы предполагаете использовать это здание?

— Это будет гостиница, апартаменты и офисы — общая площадь составит около 350 000 кв. м.

— Кто отвечает за экологическую составляющую концепции?

— Экологией занимается немецкая компания, которая разрабатывала проект, и вся строительная часть находится под ее надзором. Проект осуществляется под руководством признанного эксперта в архитектуре и конструкциях профессора Вернера Зобека. Зобек работал над множеством всемирно известных зданий и сооружений, таких как Международный аэропорт Бангкока, башня Deutsche Post в Бонне, Музей Mercedes-Benz в Штутгарте, Государственный культурный центр Гейдара Алиева в Баку, Центр современного искусства «Гараж» у нас в Москве. Его представители непосредственно находятся на стройке и все контролируют.

Здание в Москва-Сити станет не только первым в России проектом, получившим сертификат LEED на здание в целом, но и одним из первых в Европе, который получит самую высокую оценку по критериям «экологической устойчивости» LEED Platinum. Тем самым станет самым технологически передовым и энергоэффективным зданием в России и одним из самых знаковых в Европе. Уникальность здания, отмеченного стандартом LEED в категории Platinum, заключается во внимании к ряду ключевых аспектов. Так, экологическая рациональность,  к примеру сбор ливневых вод для технических нужд, и эффективное использование воды приведут к снижению водопотребления до 58%. Эффективное использование энергии и атмосферы приведут к уменьшению затрат на электропотребление до 38%. Инновационные материалы и ресурсы позволят уменьшить теплопотери. Ожидается, что благодаря стандарту «зеленого» строительства удастся сократить операционные издержки до 20% по сравнению с другими проектами в Москва-Сити. Но в строительстве эта технология экономически, честно говоря, на 15% дороже.

— Почему вы остановились на этой концепции?

— Зарах Бинсионович Илиев (многолетний партнер Года Нисанова. — Forbes) предложил эту концепцию, поскольку такие офисы востребованы у иностранных компаний. Например, Samsung в Германии переехал именно в такое экологически чистое здание, хотя арендные платежи там выше. Они поменяли свои офисы по всему миру на экологические. Для Москвы это новая, уникальная концепция, мы первыми ее предложили — и будем рады сдать наши площади крупной отечественной или иностранной компании, которая уделяет внимание защите окружающей среды и социально ответственному поведению.

— Когда собираетесь сдать объект?

— Если начнем строительство в течение ближайшего года, то потребуется еще три года.

— Что происходит с океанариумом в Петербурге, в Купчино?

Там все движется, но медленно, с учетом специфики Санкт-Петербурга, там очень все зарегламентировано. Мы занимаемся этим проектом уже два года, если не больше, и теперь, кажется, вышли на финишную прямую. В этом году наша компания получила статус стратегического инвестора, а проект был признан стратегическим проектом Санкт-Петербурга. Это большой комплекс на 190 000 кв. м — совершенно иная концепция, чем у «Москвариума». В Петербурге в комплекс входит океанариум, центр морской биологии, зона экстремальных видов спорта, которые сейчас очень популярны, а также торговые павильоны и кинотеатр.

Проект океанариума в Купчино, Санкт-ПетербургПроект океанариума в Купчино, Санкт-ПетербургФото DR

— Проект вызвал острую критику в Заксобрании Петербурга.

— Критика была обусловлена отсутствием в широком доступе материалов по проекту. Мы провели публичные слушания, учли требования местных архитекторов, много времени потратили на уточнение границ водного объекта — там на территории находится пруд, уменьшили пятно застройки плюс учли изменившиеся в Петербурге правила по отступам, заездам, выездам, количеству парковочных мест для инвалидов. Кроме того, мы полностью поменяли фасады.

— Какие ошибки «Москвариума» вы учли?

— Честно говоря, как таковых ошибок мы не видим.

— Но ведь «Москвариум» себя не окупил.

— Расход «Москвариума» в месяц — около 120 млн рублей. Но мы не в минусе, одно удовольствие получаешь, когда видишь, сколько людей стремятся туда попасть, как радуются дети. Это визитная карточка города. Для нас это в первую очередь социальный проект. Плюс рано говорить об окупаемости проекта, он открылся всего два года назад.

Московский океанариум на территории ВДНХМосковский океанариум на территории ВДНХФото DR

— И все-таки в Петербурге вы решили не ограничиваться только океанариумом.

— Да, не в таких масштабах, как в Москве, где пространство рассчитано на 2500 человек (54 000 кв. м). В Петербурге зал океанариума запланирован на 750 зрительских мест. Это 15 000 кв. м плюс еще 9000 кв. м — на центр морской биологии. Остальные площади будут отведены под торговлю, различные сервисы, которые позволят нам компенсировать затраты на содержание океанариума.

— Сколько составят инвестиции и предполагается ли привлечение заемных средств?

— Предполагаемая сумма инвестиций — $250–300 млн. Половина из них будет приходиться на заемные.

— Сохраняете ли вы контроль над «Москвариумом»? Все время ходят слухи, что вас вытеснили оттуда, из ВДНХ, что «Украину» вы больше не контролируете, что эконебоскреб сменил хозяев.

— Не знаю, мы повода для таких слухов не давали. Думаю, в случае с «Украиной» слух пошел из-за того, что мы назначили ее генеральным директором Алексея Козлова, который на тот момент работал в сети Marriott (ее отели в Москве принадлежат Гуцериевым. — Forbes). С Козловым я знаком давно, у нас есть общие друзья, мы с ним встречались на разных мероприятиях. Он хороший управленец, у него большой опыт в этом бизнесе. Однажды мы с ним встретились, пообщались, и я понял, что с удовольствием взял бы его на работу. Козлов с радостью откликнулся на это предложение, переговорил с учредителем и перешел к нам. И вот тогда-то, наверное, и пошел слух, что мы продаем гостиницу. Никто не понял, что это был добровольный переход. На сегодняшний день мы продавать ничего не собираемся, наоборот, мы пополняем свой портфель недвижимости, рынок сейчас это позволяет.

— Почему вы не стали подавать в суд на РБК за публикацию о том, что утратили контроль над «Украиной» и «Москвариумом», или на «Коммерсантъ» — за публикацию про эконебоскреб?

— Мы не думаем, что эти публикации как-то повлияли на нашу деловую репутацию. У нас много значимых объектов в городе, слухов на рынке еще больше — тратить время и силы на их опровержение мы не считаем правильным.

— А что случилось с ВДНХ?

— Мы вышли из ВДНХ как проекта. Изначально у нас была идея построить на ВДНХ торговый центр, развлекательный центр, аквапарк, но со временем концепция у города изменилась. Она стала более парковой — и многие проекты были отменены. Нам стало неинтересно там находиться, и мы просто ушли с этой площадки. Ведь мы арендаторы и операторы. Когда мы строили океанариум, у нас с ВДНХ был договор о совместной деятельности, они вносили здание, мы за него отдавали компенсацию, сносили его и строили новое. У нас было одно здание в аренде на 49 лет. Так вот, когда мы уходили, мы его просто отдали. Там все согласовывалось с Минкультом, и в тех зонах, где мы хотели строить или провести реконструкцию, нам было отказано в связи с внесенными изменениями в концепцию развития ВДНХ, а свободные участки нас не устраивали.

— О проекте реконструкции Щелковского вокзала говорят уже много лет, однако фактически работы начались только недавно. Почему?

— Щелковский автовокзал — один из самых больших в Европе. Он всегда был уникальным объектом. Но, построенный в 1971 году, он давно отстал от нужд времени. За три-четыре года по объективным причинам нам пришлось три раза менять проект. Жизнь менялась, менялись и требования. К тому же в проект вовлечены не только мы как инвесторы. Здание вокзала являлось собственностью Московской области, а земля, на которой он был расположен, — собственность Москвы. В результате нужно было согласовать интересы всех сторон.

— Каковы ваши инвестиции и задействованы ли бюджетные средства?

— Мы не привлекаем бюджетных средств. Ни копейки. Инвестиции составили более $200 млн, в основном наши деньги, часть денег возьмем в кредит. Пока строим на свои. Работы ведет «Киевская площадь», и я надеюсь, в конце 2018 — начале 2019 года запустим. Общая площадь старого вокзала была около 6000 кв. м, он был внесен как вклад в имущество в рамках инвестдоговора, а после строительства область заберет в собственность уже 32 000 кв. м — это сам вокзал и все сопутствующие помещения. У нас остается торговля.

Это будет современный многофункциональный транспортно-пересадочный узел, уникальный проект, такого в Москве еще не было. Общая площадь после реконструкции составит 137 000 кв. м. Здесь появятся новые широкие перроны для посадки и высадки пассажиров, просторные залы ожидания. Всего 11 этажей, пять — под землей, шесть — сверху. В новом здании будут кафе, торговые павильоны и кинотеатр. Добраться до вокзала можно будет на своей машине, а потом оставить ее на парковке. На подземных этажах поместится почти 1000 автомобилей. В сутки автовокзал сможет принять до 15 000 пассажиров.

Проект Щелковского автовокзалаПроект Щелковского автовокзалаФото DR

— И все-таки почему так долго?

— Мы сначала спроектировали здание и согласовали его с Московской областью как с собственником, пришли с этим проектом в Москву, а Москва говорит, что у нас в будущем будут газовые автобусы и нужно поменять проект под них. Мы изменили проект. За это время две автобусные площадки, куда временно собирались перевести часть маршрутов на время реконструкции вокзала (в Измайлово и Гольяново), стало невозможно предоставить для этих целей. Получалось, что закрыть вокзал нельзя. Некуда перевести маршруты.

Мы объездили всю Москву вместе с представителями департамента транспорта. Ничего подходящего не нашли. И тогда мы предложили часть маршрутов перевести на автовокзал «Южные ворота». Мы взяли международные маршруты, внутриобластные удалось распределить по разным автостанциям Москвы, часть маршрутов осталась рядом с Шелковским автовокзалом. После долгих переговоров с Москвой для них выделили подэстакадную площадку напротив Щелковского вокзала, мы также на свои средства построили там временную автобусную станцию.

— То есть изначально у вас не было идеи создать вокруг принадлежащего вам торгового комплекса на юге постоянный пассажиропоток?

— Когда мы строили, такой идеи не было. Идея пришла потом. Главная цель была ускорить строительство Щелковского автовокзала. Проходимость «Южных ворот» сегодня составляет около 1,5–2 млн человек год. Они обслуживают примерно 200 рейсов в сутки. «Южные ворота» стали первым международным автовокзалом в городе, построенным по всем современным стандартам безопасности и комфорта.

— Когда проект завершится?

— В 2019-м. Это будет у нас урожайный год. И Зарядье, и Щелковский автовокзал.

— Какими темпами расширяется «Фуд Сити»? Какие объекты собираетесь ввести в эксплуатацию?

— В сентябре «Фуд Сити» исполнилось три года. Он широкими шагами идет вперед. У нас до конца года будут открыты торговые дома 86 регионов России — все регионы будут иметь там свои представительства. Более того, около 40 зарубежных стран имеют у нас свои торговые дома, где заключают оптовые контракты. За три года мы создали почти 20 000 рабочих мест. Последние полтора года проходимость очень высокая. У нас на территории единовременно может находиться около 3000 фур. Безусловно, огромную роль играет то, что в «Фуд Сити» расположен единственный в Москве таможенный терминал, использующий новейшие технологии.

— Это была ваша идея?

— Моя. Это сервис для арендаторов.

— Как вам удалось убедить власти?

— Такой терминал позволяет облегчить транспортную ситуацию.

Мы направили обращение в таможенный комитет России. Но большую роль сыграла поддержка мэрии Москвы.

— Вы планировали открыть в «Фуд Сити» офисные здания?

— Они уже в принципе готовы. Общая площадь трехзвездочной гостиницы и офисных помещений составляет 62 000 кв. м. Мы каждый год что-то строим, расширяем, вводим, до конца года сдадим и гостиницу, и офисное здание. В этом году у нас также были введены в эксплуатацию кросс-доки — штабелеры — с уникальными системами хранения. Закончили ЛЭП переносить, весь прошлый год этим занимались. На свои средства. Очень финансово затратный проект — около 350 млн рублей. Частично мы убрали их под землю, а часть переместили в рамках границ своего участка, что позволило освободить территорию для строительства второй очереди кросс-доков. Все эти мероприятия в совокупности позволили нам увеличить площадь строений на «Фуд Сити» до 1 млн кв. м в этом году.

Недавно, в январе-феврале 2017 года, на собственные средства, без привлечения кредитов, мы приобрели у банка ВТБ Велозаводский рынок. Сделка обошлась в 712 млн рублей. Сейчас мы занимаемся его реконструкцией.

Этот проект задуман в поддержку «Фуд Сити». Там всегда был сельскохозяйственный рынок, вот и мы намерены использовать эту площадку для арендаторов из «Фуд Сити», которые могли бы обслуживать небольшие оптовые закупки, скажем, для ресторанов Москвы. Не всем, особенно средним и малым предпринимателям, удобно за небольшими партиями выезжать в «Фуд Сити». Проект будет завершен к началу 2018 года.

Рыбный павильон Фуд СитиРыбный павильон Фуд СитиФото DR

— Сейчас вы строите жилой комплекс на юго-западе — необычный для вас проект. Вы всегда специализировались на коммерческой недвижимости.

— Изначально на пересечении проспекта Вернадского и улицы Коштоянца у нас был проект торгово-офисного здания. Но времена изменились, и мы решили, что жилая недвижимость в этом районе будет более востребована. Комплекс будет состоять из двух башен, с единой стилобатной частью, в которой будут располагаться детский сад, рестораны и магазины. 347 квартир, рассчитанных на средний ценовой сегмент, но планировки, качество стройматериалов будут соответствовать уровню бизнес-класса.

— Многие ваши коллеги-девелоперы — «Сафмар», группа «Открытие», «Ташир», Хотины, многие другие — структурируют активы таким образом, чтобы в составе группы был банк. О ваших же интересах в финансовой сфере ничего не известно. Не хотели никогда купить банк?

— Ранее мы были акционерами АО КБ «Интерпромбанк», наша доля составляла 27%, но недавно мы вышли из состава владельцев банка.

Знаете, я считаю, каждый должен заниматься своим делом, основное направление нашего холдинга — строительство и последующая эксплуатация объектов недвижимости, именно в этом направлении мы и будем продолжать развиваться.

— Если говорить о структуре вашего бизнеса, каков вес отдельных ваших проектов?

— «Европейский» и «Фуд Сити» — флагманы. Кроме того, в последние несколько лет в связи с ростом туристических потоков приносят ощутимый доход наши гостиницы.

— Какова выручка компании в 2016 году?

— Цифры, указанные в вашем издании, примерно соответствуют действительности (по данным Forbes, выручка «Киевской площади» составила в 2016 году 85–86 млрд рублей. — Forbes).

— Сколько составляют долги группы?

— Сумма кредитных средств по всей группе составляет 1,85 млрд рублей.

— Сколько денег вы вложите в новые объекты в 2017 году?

— В 2017 году в новые объекты мы вложили порядка $300 млн.

— У вас есть какая-то политика в сфере благотворительности?

— Нет. К нам многие обращаются, часто через друзей. Это долг каждого нормального человека — помогать. Вообще я много чего делаю в сфере благотворительности — поддержка детских домов, школ для одаренных детей, но не люблю об этом рассказывать. Мы сейчас взяли у Москомимущества здание в аренду, хотим открыть центр горских евреев, чтобы наши дети не теряли наш язык. Это здание находится в Сокольниках, в основном наша диаспора живет в этом районе — Преображенка, три вокзала, Сокольники.

— Интересно, почему Сокольники?

— Исторически так сложилось. У нас как принято? Если кто-то приезжает, то все друг за другом. У нас в обычаях всем собираться, чтобы дети в одной школе учились, в одном районе выходили замуж или женились. Те, у кого были финансовые возможности, все почему-то перебрались на Кутузовский проспект. Вообще я по вероисповеданию иудей, но помогаю не только всем синагогам, но и представителям других религий. А еще в Марьиной Роще, рядом с Музеем толерантности мы построили школу, детский дом. Сделали с Зарахом [Илиевым] подарок детям.

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 1629
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."