О новой стратегии США национальной безопасности и его влияния на Ближний Восток, а также и Азербайджан рассказал в интервью Yenicag.Ru главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицин.

— США представили миру свою новую «Стратегию национальной безопасности», которую впервые с 1986 года анонсировал сам американский президент. Этот документ вызвал шквал критики, прежде всего, со стороны России и Китая, которых также впервые назвали «главной угрозой» Америке. Сами же США оставили за собой право добиваться «мира с позиции силы». Чем вызвано появление такого жесткого документа, который будет иметь за океаном силу закона?

— В Москве уже на официальном уровне раскритиковали эту «Стратегию», обвинив Америку в том, что она «цепляется за однополярный мир». А в Пекине США уличили в проявлениях «менталитета холодной войны». Конечно, «Стратегия национальной безопасности США» — документ абсолютно «имперский», но стало ли его появление громом среди ясного неба? Лично для меня — нет.

В подобной «Стратегии» Джорджа Буша-младшего много говорилось о глобальности и «взаимосвязанности» современного мира. Однако это не помешало ему начать широкомасштабные военные кампании в Ираке и Афганистане. В «Стратегии» Барака Обамы от 2010 года можно найти много лестных слов в адрес Москвы, но его «перезагрузка» отношений с Россией закончилась полным фиаско, а ставка на «мягкую силу» никак не сочеталась с уничтожением Ливии как государства.

Дональд Трамп назвал свою «Стратегию» — «стратегией реализма». По сути, он прав. В этом документе Россия и Китай названы «ревизионистскими государствами», нарастившими военный потенциал, которым они угрожают американскому могуществу, безопасности и даже богатству. Тем самым Америка впервые признала наличие в глобальном мире еще двух конкурентных «полюсов силы».

— А чем вызвано столь неожиданное признание?

— Я думаю объективным анализом соотношений сил и средств. Об экономической мощи Китая всем прекрасно известно. А, вот, в отношении России все значительно сложнее. До последнего времени в США господствовала военная доктрина нанесения «Мгновенного глобального удара» (Prompt Global Strike, PGS). Если очень коротко о ее сути, то – это нанесение силами PGS, преимущественно крылатыми ракетами в неядерном исполнении, массированного удара по российским ядерным и военным объектам, штабам управления и узлам связи в течение одного часа после принятия решения о начале войны.

Сегодня Пентагон и американские спецслужбы пришли к тому, что это — чистая утопия. Поэтому, согласно новой «Стратегии национальной безопасности», Вашингтон в своем противостоянии с Москвой будет опираться на собственные ядерные силы. Кстати, на их полную модернизацию в течение тридцати лет предполагается выделить гигантскую сумму – в 1,2 триллиона долларов. Голубая мечта Барака Обамы о всеобщем запрещении ядерного оружия приказала долго жить.

— Значит ли это, что мир стал ближе к ядерной войне?

— Вовсе не обязательно. Ядерная война – это все-таки глобальная катастрофа без шансов на победу любой из сторон. Скорее всего, речь пойдет о беспрецедентной гонке вооружений, конечной целью которой станет создание сверхоружия, способного заставить противника капитулировать. Впрочем, и эти геополитические расклады попахивают фантастикой. Причем, не научной.

— Но ведь американская «Стратегия» построена на принципе «мир через силу». Глава Пентагона генерал Мэттис уже потребовал от американских дипломатов, чтобы они вели переговоры с позиции силы. Вы думаете, такой подход может быть успешным?

— Все зависит от того насколько у Москвы и Пекина хватит, нет, не сил и средств, а политической воли противостоять такому натиску Вашингтона. Знаете, есть такой «парадокс старика Бжезинского», того самого советолога, который однажды задал вопрос кремлевскому руководству, нечто вроде: «Если ваши элиты хранят деньги в наших банках – это ваши элиты или наши элиты?». А с позиции американцев ситуация выглядит зеркальной: решимости доминировать — им не занимать, но возможностей жестко отвечать на все вызовы Москвы, Пекина, «стран-изгоев», других, пока молчаливых оппонентов, у них явно недостаточно.

Кроме того, новая «Стратегия» США недвусмысленно игнорирует международные организации, прежде всего ООН. А это, кстати, сужает поле политических маневров для самого Вашингтона. Я ожидаю, повторения истории первой холодной войны – стороны будут избегать прямого столкновения друг с другом, а действовать опосредованно, руками своих военно-политических креатур в разных точках мира.

— Но президент Трамп выделил еще двух врагов США – мировой терроризм и «страны изгои», т. е. Иран и Северная Корея. В отношении их американцы готовы применить силу?

— На словах, конечно, готовы. Международный терроризм – абсолютное зло. Это особенно подчеркнул Дональд Трамп, анонсируя свою «Стратегию». Не случайно же он акцентировал внимание журналистов на той помощи, которое ЦРУ оказало своим российским коллегам в предотвращении теракта в Санкт-Петербурге. Вопрос в другом: какие организации или даже правительства считать террористическими, кто действительно «плохие парни»? Здесь у всех политических игроков – США, России, Китая, Турции, Израиля, Ирана и др. — порой совершенно разные оценки.

С Северной Кореей американцы оказались в подлинном капкане. Никто не знает, что делать со строптивым Ким Чен Ыном и его ядерными «Хвасонгами». Но и с Ираном ситуация не намного лучше. Интервенция или бомбардировки Исламской Республики выглядят абсолютно фантастической затеей. Эффективно противостоять Тегерану в пустынях Ирака и Сирии тоже весьма затруднительно. Остается только руками суннитских монархий бороться с Ираном без особой надежды на скорую победу.

Поэтому главным оружием в борьбе с Ираном, КНДР, Россией останутся санкции, применение которых США будет только наращивать. Старые удушающие «кольца анаконды» в новой интерпретации.

— Вам не кажется, что в этой схватке ядерных сверхдержав могут пострадать третьи страны? Как быть в новой геополитической ситуации Азербайджану, который весьма успешно взаимодействует с «треугольником» — Турция, Россия, Иран?

— Понятие геополитика начинается все-таки со слова «география». Азербайджан расположен не между США и Канадой. «Рельеф – это судьба», и соседями Азербайджана являются Иран и Россия. Поэтому дальновидное руководство Азербайджана не будет примерять на свою страну роль «западного плацдарма», которую так неудачно сыграла Грузия во времена президентства Саакашвили.

Интересно, что в «Стратегии национальной безопасности» США еще раз подчеркивается американская позиция отказа от смены существующих режимов на более «демократические», т.е. проамериканские. Я думаю, что это не только слова. Президент Трамп и его ближайшее окружение – люди достаточно прямолинейные. Традиционные для Запада ставки на «туземные агентуры», «пятые колонны», «записных правозащитников» и пр. — не их прерогатива.

Но обозримые перспективы, к сожалению, не выглядят оптимистичными. Декабрь 2017 года, вслед за классиком, можно назвать: «Зима тревоги нашей». И вполне вероятно, что 18 декабря – день представления публике «Стратегии национальной безопасности США» — историки будущего станут считать началом новой холодной войны.

Беседовал: Ниджат Гаджиев

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."