Эльдар Намазов: «Терпение Азербайджана в карабахском вопросе можно уже занести в книгу рекордов Гиннеса» - ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Автор: Кавказ Омаров

главный редактор

О последнем обострении вокруг карабахского конфликта, возможной войне, а также и переговорном процессе на данном этапе рассказал Yenicag.Ru директор Центра стратегических и международных исследований, бывший руководитель секретариата президента Г.Алиева (1993-1999 гг.) Эльдар Намазов.

— Недавно было обострение вокруг карабахского конфликта, в результате чего погибла двухлетняя девочка и ее бабушка. То есть удары были нанесены по населенным пунктам. Как вы оцениваете последнее обострение, и почему международное сообщество слабо дало реакцию на данное происшествие?

— Начну с того, что я не считаю удары армянской стороны по населенным пунктам и гибель мирного населения случайным явлением. Это – продуманная акция устрашения, террора. Оно происходит не впервые. Можно провести очень большую, почти столетнюю параллель с такими взаимосвязанными явлениями как включение положений о терроре в программы армянских националистических партий в начале прошлого века, мартовские погромы в Баку и попытки этнических чисток многих районов Азербайджана в 1918-20 гг., террористические акты против турецких дипломатов во многих странах мира, взрывы в московском метро в советское время, Ходжалинскую резню и многие другие.

К сожалению, это особенность, если так можно сказать, самосознания наших соседей – использование террора против мирного населения в политических целях. Последний акт, в ходе которого погиб 2-х летний ребенок и ее бабушка, связан с «послеапрельским синдромом», который переживает сейчас армянские власти и военное командование. После 4 –дневной войны, в результате которого были развеяны множество мифов о «непроходимости линии Оганяна», «превосходстве армянской армии» и т.д. и т.п., военно-политическая верхушка Армения пережила шок, позор и страх.

Они пытались напугать нас, якобы, имеющейся у них «атомной бомбе», пытались нанести какой то значимый урон азербайджанской армии в ходе череды военных провокаций на линии фронта, что бы хоть как-то восстановить свое реноме в собственных глазах и в армянской обществе. Когда увидели, что ничего не получается а азербайджанская армия только наращивает свое военное превосходство — ударили по мирному населению, беззащитным гражданам. Что касается слабой реакции международного сообщества, складывается впечатление, что оно уже психологически смирилось с тем, что армянская сторона , блокируя все попытки мирного урегулирования конфликта, отвергнув и последние предложения своего стратегического союзника – Москвы – о поэтапном плане урегулирования конфликта, фактически провоцирует Азербайджан на проведение широкомасштабной военной операции по освобождению оккупированных территорий.

— Азербайджан все больше и больше получает новые вооружения. Некоторые эксперты считают, что активное вооружение Азербайджана нацелено только лишь на военное решение конфликта. Как вы считаете, может ли Азербайджан в какой-то момент начать войну без оглядки на международных посредников?

— Не думаю, что кто-то может нас обвинить в агрессивности, милитаризации. Во-первых, весь мир уже ценит ту толерантность, уважение к людям разных вер, национальностей, рас и языков, что мы демонстрировали на протяжении всей своей истории и придерживаемся этих принципов и сегодня. Нам не составляет это большого труда, потому что мы не прикидываемся такими, это –часть нашей культуры, образа жизни. Во-вторых, мир также видит и ценит то, что несмотря на оккупацию почти 20 % своей территории, мы на протяжении уже около 25 лет ведем мирные переговоры, ждем исполнения 4-х резолюций Совета Безопасности ООН, которые требуют вывода без каких-либо условий армянских войск из оккупированных наших территорий. Посмотрите на мировую историю – много ли примеров такого терпения и желания мирным путем урегулировать военный конфликт? Очень мало, наше терпение вполне можно уже заносить в книгу рекордов Гиннеса.

В Уставе ООН есть целый раздел, состоящий из, примерно, около 10 статей, посвященных подобным ситуациям. Последняя статья говорит уже о том, что государство имеет право на применение силы в целях самообороны. Но до этого, там прописаны и многие другие меры и положения. В случае с оккупацией наших территорий, практически все статьи и меры этого раздела уже использованы. Осуществлена и оценка ситуации, подтвержден факт агрессии, были призывы и требования к агрессору… Все это мы уже прошли и 4 резолюции Совета Безопасности ООН прямо утверждают это.

Азербайджан применил и экономические санкции против агрессора, ряд стран прекратили также с ним дипломатические и экономические отношения. Осталась последняя статья этого раздела Устава ООН, крайняя мера, когда все другие уже исчерпаны и не дали результата – применение силы в целях обороны и освобождение оккупированных территорий. Поэтому, если международное сообщество не может заставить Армению освободить захваченные силой земли, азербайджанское государство не только может, а именно обязано применить силу на основе Устава ООН.

— Почему после апрельских событий интенсивность переговорного процесса, а также обещания, которые были даны, спали на нет?

— Минская Группа ОБСЕ, к сожалению, совершила целый ряд ошибок и самое главное из них – отошла от своего мандата. В последние годы, сопредседатели Минской Группы часто повторяют в СМИ, что главный результат их деятельности – недопущение возобновления войны. Такой подход можно было бы принять, если бы мы находились в начале конфликта, когда еще не было агрессии и оккупации территории другого государства. В этом случае – да, недопущение войны могло бы быть главной целью международных посредников. Но в нашем случае совсем другая ситуация. Минская Группа создана в рамках ОБСЕ. Мандат на ведение этой работы ОБСЕ получила от ООН. И каждый год на Генеральной Ассамблее ООН, ОБСЕ отчитывается перед ней и о проделанной работе по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта. Таким образом, мандат Минской Группы определяется и решениями этих двух организаций (ООН и ОБСЕ) по карабахской проблематике. А какие решения этих организаций мы имеем? Совет Безопасности ООН принял 4 резолюции, которые требуют освобождения оккупированных азербайджанских территорий. За них, кстати, голосовали и все три станы – сопредседатели Минской Группы (США, Россия, Франция).

— Какие решения принимались на саммитах ОБСЕ?

— Было несколько важных решений, — в 1994 году о формирование миротворческих сил для реализации мирного урегулирования армяно-азербайджанского конфликта и др. Но самое главное, непосредственно относящееся к урегулированию конфликта – в 1996 году на саммите ОБСЕ была предложена резолюция об урегулировании армяно-азербайджанского конфликта на основе территориальной целостности Азербайджана и предоставления самоуправления Нагорному Карабаху в рамках азербайджанского государства.

Армения наложила вето на принятие этой резолюции, тогда саммит ОБСЕ принял специальное заявление, что все страны ОБСЕ за исключением одной (Армении) поддерживают указанную формулу урегулирования карабахского конфликта. По моему очевидно, что Минская Группа , созданная в рамках ОБСЕ и получившая этот мандат от ООН, должна в своей деятельности опираться на решения и позиции этих двух организаций. Какие эти решения – я уже изложил выше. Других просто нет. К сожалению, в практической деятельности Минской Группы ОБСЕ мы не ощущаем приверженности этому мандату. Не случайно, что даже единственный позитив, который она пытается выдать за результат своей деятельности – предотвращение военных действий, практически уже сведен на нет последними событиями на линии фронта.

— В условиях геополитической конфронтации Запада с Россией, может ли Азербайджан выбить для себя удобные преференции?

— Я думаю не только может, но и должен. «4-х дневная война» в апреле прошлого года создала совершенно новую ситуацию для нашей дипломатии со многими новыми возможностями и перспективами. То же самое касается и усиливающейся геополитической конфронтации в мире. Именно в такие периоды открываются «окна возможностей» для таких стран как Азербайджан. Но это тема отдельного разговора, да и не все можно говорить на страницах СМИ по таким чувствительным темам. Но что точно можно и нужно сказать – работать по инерции, как это было еще несколько лет назад – уже нельзя. Нужная новая, инновационная стратегия с учетом как быстро меняющегося геополитической ситуации в мире, так и нового военно-политического баланса в нашем регионе.

Ниджат Гаджиев
Yenicag.Ru


© При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Обсуждения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adv

Adv