Несколько дней тому назад российские ВКС нанесли удар по турецким войскам на территории Сирии, в результате чего погибло около 3 военных турецкой армии. Данные инцидент стал темой обсуждений в СМИ и возможных ухудшений отношений между Россией и Турцией.

На все эти вопросы ответил Yenicag.Ru главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицин.

Одной из самых печальных новостей последнего времени стала информация о нанесении непреднамеренного удара российскими ВКС по турецким военнослужащим. В результате этого инцидента погибло трое и ранено одиннадцать турецких военных в районе городка Аль-Баб, находящегося пока под контролем ИГИЛ.

— Как это трагическое происшествие могло иметь место, если, по заявлениям Генеральных штабов обеих стран, они тесно взаимодействуют друг с другом в обмене оперативных данных? К тому же и американцы сейчас тоже взаимодействуют с обеими сторонами.

— Еще известнейший теоретик военного искусства Карл фон Клаузевиц писал о таком мрачном явлении, как «туман войны». Именно в подобном «тумане» совершается то, что военные называют «ошибками идентификации», когда не намеренно, но прицельно огонь ведется по своим собственным войскам или по войскам союзника. В СМИ этот страшный феномен окрестили «дружественным огнем» (Friendly Fire), хотя оказаться под ним еще более неприятно, чем попасть под обстрел противника.

Сейчас появились спекулятивные статьи в СМИ, я уже не говорю о комментариях в соцсетях, по поводу гибели турецких военных под Аль-Бабом. Поэтому поспешу сообщить, что в этом трагическом инциденте, как это не покажется странным, много шокирующего, но нет ничего необычного.

На протяжении всей мировой истории в разных войнах солдаты гибли от «дружественного огня». Один из самых известных случаев произошел во время победоносной для Израиля «Шестидневной войны», когда израильские самолеты и катера ВМФ атаковали американское разведывательное судно «Либерти», отслеживающее ход боевых действий. Погибло более 30 американских моряков. Но в их смерти можно винить и корабельную связь. Приказ из Вашингтона срочно покинуть квадрат боевых действий почему-то не был получен судном-разведчиком.

Но для меня наиболее показательным примером «дружественного огня» стал инцидент в небе Северного Ирака в 1994 году. Тогда американские F-15 сбили два вертолета «Black Howk», приняв cсобственных «Черных Ястребов» за иракские Ми-24. Погибло 26 человек. Как позже выяснилось, в полётном задании истребителей указывалось на отсутствии в зоне патрулирования «дружественных воздушных судов (англ. — aircrafts)». Расследование показало, что в ВВС США вертолеты вообще не относили к… авиации. Мол, не воздушное судно, а только «Multipurpose attack helicopter» — «Многоцелевой ударный вертолет», но то, что он тоже поднимается в воздух, никого не интересовало.

Эти катастрофы, как и множество других, стали возможными из-за нелепых ошибок, которых относят к т.н. «ошибкам позиционирования». Однако трагический инцидент в окрестностях Аль-Баба явно стоит особняком, и я бы не стал здесь «назначать» виновных, как это уже делают некоторые военные эксперты и, совсем не по делу, словоохотливые журналисты.

Под Аль-Бабом нет линии фронта в классическом понимании. Боевики ИГИЛ атакуют малыми группами, используя «тактику осиного роя» и отходят, рассыпаясь по разным направлениям. Свою оборону они организовали по «партизанским принципам», устраивая тактические и огневые засады, атакуя противника смертниками на загруженных взрывчаткой автомобилях. Конечно, игиловцы строят какие-то примитивные фортификационные сооружения, но привычных нам взводных и ротных опорных пунктов обороны у них нет. Однако они грамотно и охотно используют естественные укрепления, жилые постройки, складки местности.

Такой ход боевых действий, навязанный боевиками, подразумевает беспрерывное движение, как обороняющихся, так и наступающих групп. Картина боя постоянно, а, главное, стремительно, а иногда и кардинально, меняется. В этой сирийской войне позиции порой переходят из рук в руки по несколько раз за день.

А теперь представьте, как согласовывались совместные боевые действия ВКС РФ и турецких офицеров. Российские и турецкие военные обмениваются координатами целей, драгоценные минуты, а, может быть, и часы уходят на их уточнение. Даже, если самолеты уже находятся в воздухе, им требуется время на то, чтобы выйти на боевой курс, получить т.н. «непосредственное целеуказание», очевидно, только по характерным признакам, хорошо видимым с воздуха. И только потом совершить определенные действия в воздухе, чтобы зайти на боевой разворот и нанести бомбовый удар по цели. На все это требуется время, за которое картина боя могла совершенно измениться, и там где совсем недавно находились боевики ИГИЛ, вероятно, оказались турецкие военнослужащие.

Конечно, это прискорбное происшествие, но то, что и турецкий Генштаб, и сам президент Эрдоган приняли извинения российской стороны, говорит о том, что Турция с пониманием отнеслась к этому форс-мажорному инциденту.

— Вы считаете, что военное взаимодействие между Россией и Турцией будет продолжено и, если это так, то по каким направлениям?

— Безусловно, будет продолжено и даже интенсифицировано. В первую очередь, в определении целей и нанесения ударов по боевикам ИГИЛ. Но, на мой взгляд, гораздо сложнее Москве Анкаре будет координировать свои действия для предупреждения боестолкновений между протурецкой оппозицией и сирийскими войсками.

К сожалению, первое, по данным сирийских оппозиционных источников, уже произошло между правительственными войсками и клановой группировкой «Абу Зинидин фронт», позиционирующей себя подразделением Свободной Сирийской Армией (ССА) к западу от города Аль-Баб.

Надо понимать, что ССА – очень разношерстная военная организация. Это не у боевиков ССА, а у турецкого спецназа – «голубых беретов» из 11-ой бригады, чья ротная тактическая группа наступает сейчас в Сирии, — очень строгая дисциплина. Особенно в иерархическом контексте. Как когда-то говорились, офицер – «и бог, и царь, и воинский начальник». В рядах оппозиционеров представление об исполнительской дисциплине, сначала базируются на клановых, религиозных, каких-то иных принципах, а лишь потом на воинских. Кстати, и уставов у них никаких нет.

Не случайно же, более организованные, многочисленные, и лучше вооруженные группы боевиков иногда огнем «наказывают» своих излишне самостоятельных союзников по турецкой операции «Щит Евфрата». Сравнительно недавно в районе города Азаз, близ границы с Турцией вспыхнули бои между группировками Джабхат аш-Шамийя и более мощной Ахрар аш-Шам, причем, обе входят в состав ССА. Полевых командиров Джабхат аш-Шамийя небезосновательно обвинили в продаже оружия, предоставленном ВС Турции. Причем, свой бизнес они делали ни с кем-нибудь, а с непримиримыми противниками турков – курдов из отрядов «Сирийских демократических сил».

Вот эти оппозиционные отряды Анкаре надо держать в узде. Но и проправительственные формирования — не мальчики в скаутских галстуках. За свои возможные, не совсем адекватные действия (а такие примеры тоже были) им придется держать ответ перед Российским Центром по примирению враждующих сторон. А у него в Сирии и полномочия большие, и авторитет высокий.

В любом случае, я оптимистично смотрю на российско-турецкое взаимодействие на плато Аль-Баб – обе стороны полны решимости уничтожить ИГИЛ на северном направлении. И, когда это произойдет, освобождение Аль-Баба станет второй после Алеппо победой широких антитеррористических сил.

Ниджат Гаджиев
Yenicag.Ru

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 23
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."