О референдуме в Турции, а также о ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Корее рассказал Yenicag.Ru российский политический деятель, писатель, журналист, общественный деятель, главный редактор газеты «Завтра», Александр Проханов.

Александр Проханов

— Недавно в Турции прошел референдум. Как вы его оцениваете, и как этот референдум будет влиять на региональную политику Турции?

— Референдум в Турции никак не повлияет на регион и в особенности в Сирии. Эрдоган получая новые полномочия и новый статус, самодержавного правителя, султана турецкого будет реализовывать свои полномочия не быстро, а через определенное время. За это время будут создаваться новые полномочия, он будет создавать новую имперскую Турцию, и оно никак не связано с Сирией.

Что касается собственно сирийского сценария, то он сейчас заморожен даже ракеты США, которые упали на Сирию, они не сдвинули ситуацию с мертвой точки. Я думаю, что все противоборствующие силы истощены, и они все страшно устали.

Башар Асад и его армия, она очень истощена. Они очень много людей потеряли из личного состава. С другой стороны ИГИЛ получил мощнейший урон от российских бомбардировок, и сейчас он тоже истощен и не способен для крупных операций и распространения. Россия столкнулась с противодействием США и не хочет продвигать против, чтобы окончательно не разрубить хрупкие связи с Вашингтоном. А у США с ее новым президентом, нет стратегии.

США сейчас мечется, они импульсивные они как нащупают для себя новый путь и его новый путь он не связан с новой политикой в Сирии, поэтому этот статус-кво он будет сохранен, достаточно большое количество времени. По крайней мере, до конца года в Сирии серьезных перемен не будет. Еще раз газовая атака? Не думаю, потому что российская пропаганда в этом добилась определенного успеха в истории газовой атаки в Сирии. Поэтому я не думаю, что в Сирии будет новая обстановка. Все зашло в тупик, в клинч, вы же чувствуете сейчас конфликт из Сирии перешел в другой регион, где сейчас Китай, Северная Корея, Южная Корея, Япония.

— Как конфликт на Ближнем Востоке может повлиять на постсоветское пространство, а именно на регион Южного Кавказа?

— Я не думаю, что ближневосточный конфликт будет влиять на Южный Кавказ, и в особенности на карабахский конфликт. Карабахский конфликт имеет свою историю, свою логику, свою динамику. За все это время Азербайджан обладая большими ресурсами от продажи нефти, имел возможность создать новую боеспособную армию, обеспечить ее последней техникой, но Азербайджан не торопится с созданием новой сверхармии и поэтому конфликт этот будет заморожен.

Там могут быть короткие стычки, перестрелки, но у Армении нет сил, чтобы остановить этот конфликт, это горячая точка, может тлеть десятилетиями и к ближневосточным процессам оно не имеет никакого отношения. Проблема может возникнуть, если Россия будет добивать террористов в Сирии, и они будут оттуда убегать на свои родины и потом там создавать конфликты, но это не проблема Азербайджана и Армении, а это проблема России, Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана.

— Вы сказали, что сейчас в Северной Корее идет обострение. Как вы видите данную ситуацию?

— Ситуация в этом регионе сейчас очень острая. Этот конфликт может выйти из под контроля и может стать самодвижущейся. Сюда замешена психология северокорейская, сюда замешана нетерпеливая политика Трампа, а также и Китай. Симфония психологических составляющих, воля, интересы, истерика, не понимание друг друга, она чревата со срывом. Потому что в той кампании, которая сейчас ведется, основным компонентом является психология. Если американцы говорят о свержении лидера Северной Кореи – это говорит об объявлении войны. Здесь нужна либо большая выдержка со стороны Ким Чин Ына, либо какой-то превентивный удар, не по США конечно и их авианосцам, а по Южной Корее. Я был с Северной Кореей, и я чувствовал какая там напряженная ситуация, среди обычных людей, пограничников, военных, и этот спусковой крючок может сорваться, и я с опасением смотрю на этот регион.

-Насколько возможны договоренности между США и Россией в вопросе сирийского, украинского, иранского вопроса?

— Я думаю, что прямых договоренностей между государствами не будет, а будет пульсирующее статус-кво, которая позволит странам динамически развиваться. Наша позиция такова, что мы живем в мире, где вырастают одновременно несколько империй или квазиимперских образований. Такими образованиями являются иранская империя, турецкая империя, американская империя, китайская империя и таким же образованием является российская империя. И эти все империи все сплетаются, откалываются, конкурируют между собой и в этом есть динамика современного процесса. По мере того, как одна империя загоняет в угол другую, создается напряжение. Когда интересы одной империи пересекается с другой, как это произошло в Сирии. Ни США, ни Россия не могут никак договориться, они то договариваются, то они против друг друга. Большой войны в Европе и в Атлантике не будет, но напряженность в других странах будет продолжаться.

Ниджат Гаджиев
Yenicag.Ru

Yenicag.Ru - www.yenicag.ru

Дата:
Просмотры: 129
Теги:
Источник:
Поделиться:

× При полном или частичном использовании аналитики, интервью или новостей OOO "Yeni Chagh Azerbaijan" активная гиперссылка на главную страницу www.yenicag.ru обязательна.

Что думаете?
Друзя
Похожие Новости

    "Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта."